Налоговая реформа. Чего ждет бизнес?

Налоговая реформа. Чего ждет бизнес?

Миссия - процветающая Украина. Цель - восстановление доверия со стороны бизнеса к государству путем создания позитивных стимулов для детенизации.
Четверг, 19 ноября 2015, 16:00
Александр Бродский, предприниматель

Вторая часть названия статьи содержит двусмысленный подтекст неспроста.

Это и призыв поскорее воплотить в жизнь формализованные наработки, и вопрос, чего ждут общество и бизнес от изменений правил игры в налогообложении.

Далее грядет неизбежное переписывание общественного договора - той кривой уродливой системы отношений бизнеса и власти, которая, как любая система, даже если она порочна по своей сути, находится в равновесии.

К сожалению, общество привыкло делиться на лагеря. И ладно бы это касалось разделения болельщицких аудиторий между фан-клубами двух футбольных команд. Так нет. Жизнь, зачастую в лице отдельных персоналий, подбрасывает поводы для разделения: как не языковой вопрос, так "корбангейт".

Одной из таких линий разлома в последнее время стала налоговая реформа. Вовлеченная часть общества разделилась на "южанинцев" и "проминфиновцев".

В СМИ вышло много материалов об отличиях между этими моделями. О хейтерстве в соцсетях и говорить не хочется. При этом в конечном успехе реформы заинтересованы обе стороны. Несмотря на то, что под словом "реформа" понимаются, как мне кажется, разные краткосрочные результаты.

Миссия же у идеологов концепций, уверен, общая: процветающая Украина.

Если по миссии особых вопросов нет, то какую же совместную цель следует перед собой поставить? С точки зрения текущих вызовов актуальной видится такая: восстановление доверия со стороны бизнеса к государству путем создания позитивных стимулов для детенизации экономики.

Почему именно эта цель видится наиболее релевантной? Потому что ее достижение позволит решить вопрос наполнения бюджета не за счет стонущего бизнеса и, наоборот, не создавать бизнесу условий наибольшего благоприятствования за счет недобора средств в бюджет.

Также это позволит побороться с "теневой экономикой" за долю рынка, которую она занимает в общей структуре экономики страны. Именно за ее счет - в первую очередь - решить проблемы и бизнеса, и бюджетников.

Детенизации можно пытаться добиться тремя способами.

1. Исключительно повышением силового давления на налогоплательщиков.

Этот путь не работает, так как при нынешнем уровне коррумпированности и компетентности силовых структур он не ведет к достижению желаемой цели: пополнению бюджета. То есть вероятный кэш-аут для предпринимателя примерно равен коррупционной ренте ответственных за данное направление.

2. Исключительно понижением ставок и либерализацией администрирования.

Этот путь более работоспособный, так как предприниматели по-разному оценивают критерий "плата за риск" быть пойманным.

Следует признать, что разрыв между агрегированными тарифами "теневого сектора", даже с учетом коэффициента "платы за риск", и официальными налоговыми ставками на текущий момент не сопоставимы. Чем ниже будут ставки, тем больше будут выходить "на свет".

При этом нужно понимать, что действия по понижению ставок могут не привести к детененизации, но лишь усугубят бюджетный дефицит.

При консервативном подходе по снижению ставок те, кто и до этого платил "в белую", станут платить меньше, а для детененизации тех, кто прятался, стимул будет недостаточен. Улучшению администрирования ничего не мешает.

3. Микшировать оба метода, при этом повышать давление - цену "платы за риск" - только после предоставления достаточных позитивных стимулов.

Порядок действий имеет значение. Да и не получится по-другому, поскольку процесс реформирования силовых структур - на примере замены ГАИ на патрульную службу - потребует какого-то времени. Какие в таком случае основные совместные задачи и вызовы стоят перед инициаторами налоговой реформы?

Сокращение расходов бюджета.

Тут и верификация получателей всевозможных льгот, и открытый реестр пенсионеров, по которому - есть ожидания по примеру Грузии и Греции - вскроются "мертвые души".

Тут и "Нафтогаз", и приватизация большей части из примерно 1 400 госпредприятий.

Тут и перевод в ProZorro всех госзакупок, а не только допороговых.

Тут и решение вопроса по странным рудиментам - от "институтов бджолярства и картоплярства" и неоправданном с точки зрения индекса цитируемости количестве академий наук, до оптимизации министерств культуры и по делам молодежи и спорта. Да много чего еще.

Конструктивный диалог с МВФ.

Тут - достижение согласия с ключевым кредитором, кредитором последней надежды. Следует признать, что все реляции МВФ нацелены не на критику того или иного концепта, а на сбалансирование доходов и расходов бюджета.

Ну и несколько пожеланий, чего не делать.

1. Не ставить личные амбиции выше миссии.

2. Не врать и не манипулировать.

3. Не отказывать бизнесу в патриотизме, в данном случае - в готовности работать по честным правилам.

С надеждой на то, что Карфаген коррупции совместными усилиями будет разрушен, а в водах Рубикона, который мы вместе успешно перейдем, утонет та грязь, которая мешает нам двигаться вперед.

* * *

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться.

Точка зору редакції "Економічної правди" та "Української правди" може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!