Майбутнє освіти. Як монетизувати знання

Майбутнє освіти. Як монетизувати знання

П'ятниця, 6 листопада 2015, 09:30 -
Цінність освіти як товару буде з часом зростати. Світ змінюється, і конвертувати вашу освіту в якісь практичні успіхи, у фінансову кар'єру, буде ставати все легше.(Рос.)

Економічна правда продовжує публікувати лекції проекту "Економічна лабораторія", в рамках якого відомі експерти розповідають про те, як влаштовані економіка, суспільство та держава.

Шосту лекцію циклу прочитав експерт VoxUkraine, професор Піттсбурзького університету Тимофій Милованов.

Він розповів про те, як трансформується система освіти, як вона може змінитися  в найближчому майбутньому, та чому університетам, викладачам та спеціалістам потрібно іти в ногу з часом та швидко адаптуватися до нових тенденцій.

Попередні лекції:

Володимир Федорін, "Економіка популізму"

Дмитро Боярчук, "Ціна держави"

Вадим Новіков, "Економічна уява"

Олена Беседіна, "Кого захищає протекціонізм"

Павло Кухта, "Доживуть не всі: що  не так з державними пенсіями"

***

В Украине все еще отсутствует понимание того, зачем нужно образование и как его можно монетизировать в хорошую качественную жизнь.

Мы видим огромное количество умных людей, которые выпускаются из ведущих университетов в Украине, и не хотят продолжать обучение, потому что у них нет возможности либо потому, что у них нет понимания.

Им сейчас нужна зарплата в 500 или 600 долларов, и они не готовы потратить сейчас еще год или два для того, чтобы инвестировать в лучшее образование; возможно, получить образование на Западе и остаться там, возможно, вернуться и жить в Украине.

Мне известны огромное количество примеров, когда люди говорили: зачем мне продолжать учиться, если я сейчас возьму и буду зарабатывать 500 долларов. 500 долларов - это ничто с математической точки зрения от ожидания дохода, если вы получите качественное образование.

Но самое главное, что хорошее образование может дать вам свободу, когда вы не будете считать деньги на своем счету.

Новости компаний: изучение английского языка является неотъемлемой частью хорошего образования.

Образование как подержанное авто

В Украине рынок образования провалился. Попытаюсь это объяснить на примере б/у машин. Например, есть десятилетний BMW, который я хочу продать.

Возможно, я бережно относился к этому автомобилю, прятал его в гараже, он не стоял на улице под дождем, я объезжал ямы и не ездил больше 80 км/час. Либо, наоборот, я молодой парень, который не заботился о своей машине, которая бывала в авариях, но отремонтирована и никаких данных по этим авариям нет.

Теперь представим, что я приехал на рынок как покупатель. Я вижу блестящую BMW, но я не знаю, что у нее внутри, и будут ли у меня с ней проблемы. За машину, с которой все хорошо, я готов заплатить 10 тысяч долларов, в обратном случае - только тысячу долларов.

Математическое ожидание - это средняя цена, которую я готов заплатить, то есть ½ умножить на тысячу + ½ умножить на десять тысяч. Таким образом, я готов заплатить 5500 долларов, учитывая все риски, или даже меньше, если я, например, не люблю рисковать. Но готов ли владелец авто, которое он

 Тимофій Милованов

лелеял, продать за столь низкую сумму? Нет. Соответственно как покупатель я уже тогда понимаю, что на рынке будут только плохие машины за невысокую цену.

Аналогичную картину мы наблюдаем с образованием в Украине. Плохое качество образования и соответственно низкие заработки после такого образования. У людей нет возможности инвестировать в качественное концептуальное образование, а потом монетизировать потраченное время, соответственно, они уходят работать на кого-то или идут в бизнес.

Сложно сказать, может ли это измениться сейчас, так как страна находится в постреволюционном периоде. Но рынки уже в какой-то мере начинают работать. Вопрос в том, что будет в будущем.

Глобальные возможности

Дети моих знакомых учатся в Польше, потому что там лучше образование. Кто-то планирует отправить детей в Германию, чтобы они получили еще лучшее образование.

Мы рассматриваем возможность, чтобы мой племянник поехал и получил американское образование. Это будет значительно дороже, но американское образование, гарантирует ему зарплату минимум в 50 тысяч долларов в год на всю жизнь.

Сегодня мы наблюдаем такое явление как "конкуренция за мозги", которое увеличивается в своих масштабах. Изменения в украинских вузах, будь то КПИ или КНЭУ, не столь важны. Лучших попытаются забрать. Забрать в другие университеты.

Из Киевской школы экономики, например, мы пытаемся найти людей, которые могли бы учиться в Питтсбургском университете. В этом году мы взяли двух человек, которым платим стипендии. Да, это "утечка мозгов", это, наверное, плохо для страны, но для этих людей хорошо.

Надеюсь, со временем станет понятно, что инвестиции в человеческий капитал - это самое главное, что можно сделать. Уже сегодня существует вероятность, что вы сможете получить работу в Европе, но шансы вырастут, если Украина станет членом Европейского Союза.

Предположим, что Украна станет как Литва и можно будет сесть на самолет и поехать искать работу в Португалии, в Германии или в Британии. В этом случае образование будет еще больше котироваться.

Ценность образования как товара, вашего личного товара, будет со временем возрастать. Мир меняется, и конвертировать ваше образование в какие-то практические успехи, в финансовую карьеру, будет становиться все легче.

Рынок станет более глобальным, а конкуренция будет возрастать. Если вы не будете инвестировать в образование, вы проиграете.

Мы не видим этих процессов в Украине, ведь бывает, что наша задача в университете на какой-то из пар лишь понравиться преподавателю. Сейчас во многих вузах, даже некоторых американских, учат примитивным навыкам, можно сказать обезьяньим.

Выучить теорему, исторический момент, объяснить, рассказать, убедить, переработать, написать - это все рутинная работа, которая уже завтра будет автоматизирована. Я не помню математических теорем, я просто знаю, где их искать. Если я не знаю, то есть веб-сайт, где кто-то из Индии, Китая, России или Украины докажет теорему, если я могу ее сформулировать. Да, можно аутсорсить даже доказательство теорем.

Мир так сильно изменился за 20 лет. Сейчас все становится легче - вызвать такси, позвонить, сделать сайт, забронировать отель. А завтра, возможно, эти задачи можно будет решить нажатием пальца, или появиться телефоны, которые можно будет встроить в голову.

Ведь уже сегодня есть ручные протезы, которые работают на считывании спинного мозга. Можно только представить, что же будет происходить через 20-30-40 лет? Поэтому все более важными становятся навыки и творчество, которые позволяют вам увидеть новые вещи, двигаться вперед.

Для меня как для ученого и преподавателя единственная ценность - человек с новыми идеями. Умение производить новые идеи не рождается на пустом месте. Для среднестатистического человека - это много попыток, и много ошибок. И со временем обязательно появляется чувство, что будет работать, а что нет.

Проект Vox Ukraine хотел бы нанять выпускников украинских университетов, но, к сожалению, люди даже с хорошим образованием не владеет навыками, которые являются маркетируемыми. С другой стороны, мы видим, что есть спрос на новые навыки.

Пример Питтсбурга

Сегодня Питтсбургский университет получает финансирование от больших фармацевтических кампаний, создает стартапы, этот процесс превратился в большой бизнес.

В шестидесятые года Питтсбургский университет был ничем не примечательным, а сам Питтсбург напоминал заброшенный украинский город. Следует вспомнить, что в в начале ХХ века Питтсбург был богатой промышленной зоной.

Но в 60 годах закрылись все сталелитейные заводы, и Питтсбург стал депрессивным, как Детройт. Но Питтсбург- это пример Детройта, который возродился. Возродился за счет университетов.

Сегодня в Питтсбурге офисы Ebay, Google, Amazon, Facebook. Вы, наверное, слышали о компании Uber, которая сводит напрямую водителя и заказчика. Uber сейчас много инвестирует, чтобы создать машины, которые ездят без водителей. Эти ребята пришли и купили 40 профессоров из департамента робототехники из университета Карнеги-Меллон, так полностью разрушился департамент.

Это пример того? Во-первых, в университетах есть профессора, которые могут развивать рынок, во-вторых, есть аспиранты, которые учатся эти знания применять на конкретных примерах; в-третьих, есть студенты, которые ходят на эти лекции, пары, лабы, учатся запускать дроны, кодировать.

Сегодня каждый ангар вдоль реки в Питтсбурге - это отдельный стартап, где пытаются разрабатывать кто роботов, кто дроны. Большинство работников, это выпускники этих университетов. То есть функция университета не состоит в том, чтобы научить человека украинской литературе и математике, или функциональному анализу, или истории КПСС.

Не умрут ли университеты? Хорошие не умрут. Это касается и преподавателей, спрос на хороших преподавателей будет оставаться. Для украинских университетов изменение мира, технологий, возможность финансирования новых разработок - это возможность.

В свою очередь люди с предпринимательским мышлением могут превратить университеты в хабы, которые будут тренировать интеллектуальную рабочую силу.

Финансовая независимость

Очень важно, чтобы украинские университеты стали независимыми финансово. Как это происходит? Есть пример Пенсильванского государственного университета.

В свое время несколько американских олигархов подарили ему кусок земли в селе. Потом последовала договоренность с агрохолдингами об аренде части земель. На эти деньги построили здания. В Украине, например, очень много земель, которые не используются.

Вторая возможность для университетов стать независимыми финансово - это endowment. Приходит богатый человек и дает много денег, которые вкладываются в фонд ценных бумаг. И на процент - в США 4-4,5% от суммы endowment'а - университет живет.

Так живут университеты Гарварда или, например, Йеля, который не успевает тратить. Но эти 4%, необходимо потратить, потому что в следующем году не дадут. Поэтому они их тратят, например, на большие зарплаты профессорам.

Питтсбургский университет имеет смешанную систему: 44% финансирования происходит от оплаты студентами, 20% - от государства и остаток - на грантах и alumni, выпускники дают деньги.

Центральноевропейский университет в Будапеште - очень хороший пример нового университета, успешный экономический университет, который получил endowment от определенных фондов, в принципе, от Сороса. Теперь университет достаточно независимый, чтобы покупать людей из Беркли.

Сила адаптации

Десять лет назад я окончил свою докторскую и первые пять лет я боялся, что мои знания устареют, что появятся новые люди, и я перестану быть конкурентоспособным.

Сегодня я этого не боюсь, ведь рынки настолько быстро развиваются, что сегодня уже нужны те навыки, которые вчера еще были не нужны. Необходимо постоянно учиться, чтобы приобрести эти новые навыки.

Сегодня благодаря технологиям изменились методы общения и ведения дел. Зачем звонить на телефон, если можно послать СМС? Зачем посылать СМС, если можно отправить e-mail, Slack или Фейсбук-сообщение? Зачем приходить на рабочую встречу? Все можно обсудить в e-mail-режиме, в рабочем порядке.

Конечно же, стоит прийти на семинар, где представят последние исследования или аналитику. Но зачем тратить на два часа на дорогу в офис, когда работаешь онланйн-маркетологом, и следишь только, чтобы было правильное описание товаров?

Бизнес изменился. Образование еще нет. Даже в США, стране, где любят инновации, подход к образованию не изменился. Преподаватель читает лекцию, студенты делают домашнее задание и сдают экзамены. Да есть проектор, есть слайды, но принципиально подход не изменился.

В бизнесе, например, новые технологии изменили характер взаимодействия: мы взаимодействуем с огромным количеством людей быстрее; мелкие задачи отдаем фрилансерам или аутсорсерам. Изменились методы работы, а вот методы образования нет.

Революция образования

Сегодня молодые люди не могут сконцентрироваться на теме более 5-30 секунд. В том числе, потому что они "сидят в телефонах". Некоторые университеты пытаются с этим м бороться, даже ставят даже джеммеры, чтобы нельзя было выйти онлайн. Но это бесполезно.

Вместо того, чтобы бороться с реальностью, можно попытаться подстроиться. Реальность заставит вас измениться.

Сегодня я практически не посещаю лекции. Но я постоянно нарабатываю новые навыки. Можно приходить и слушать одну модульную, самодостаточную лекцию. А из разных таких лекций можно формировать свое образование. То же самое и со статьями. Я почитал какую-то статью, увидел неизвестную информацию, зашел на Википедию и так далее.

Таким образом, образование имеет лоскутный характер. Вы как будто строите замок, и сверху набрасываете какие-то кусочки - что-то остается, консолидируется, что-то отпадает.

Университетам придется трансформироваться, чтобы адаптироваться под такое состояние вещей. В Украине, например, уже есть Prometheus, который, по сути, есть аналогом Coursera. Но идея все же линейная: есть цикл лекций, вам нужно прослушать каждую лекцию, чтобы закончить, получить сертификат.

Еще нет формата образования, который бы напоминал дерево, лабиринт. Лекции должны быть интерактивными, разговорными. Так, первый, кто напишет приложение, которое вас будет учить и понимать, что вам сложно, тот и станет миллиардером.

Вполне возможно, что уже через 10-20 лет произойдет революция в образовании, и мы будем учиться с помощью приложений. В любом случае система образования обязательно пройдет через фундаментальные изменения. В этом плане мы живем в чудесное время, ведь вероятно, что образование в будущем будет легче и интереснее.

Вопросы-ответы:

- Какие навыки есть ключевыми для экономиста сегодня, а какие будут через 10 лет?

- Мне кажется, самый главный навык - это умение доводить начатое до конца. Не кусать больше, чем ты можешь проглотить. Нам не хватает reliability и в соавторах, и в студентах, и в партнерах. Сегодня мир информационной перегрузки, в котором, бывает, хочется отдать проблему, иногда даже очень интересную.

Если есть люди, на которых ты в этом вопросе можешь положиться, то стоимость их бешеная. Люди, которые умеют доводить начатое до конца без напоминаний, без стимулов, даже если это мелкие вещи. Такие люди будут все более и более важны в связи с тем, что информационная перегрузка будет расти.

- Если бы у Вас был ребёнок или если бы у Вашего племянника был выбор профориентации, куда бы Вы посоветовали поступать, как бы Вы помогали с выбором?

- Во-первых, пусть сам решает. Потому что если он не научится решать сам, то я не смогу ему помогать всю жизнь. Второе, у нас в университетах специальность нужно выбирать только на 2-3 курсе.

Я поехал на Запад и думал, что буду заниматься макро-, микроэкономикой. Тут был финансовый кризис, курс обвалился, был дефолт, не было чем платить; войны не было, но был серьезный финансовый кризис. И я думал, что макроэкономика - это самое главное. Но после года обучения и ссоры с преподавателем я начал уже заниматься теорией игр.

Я прошел только через экономические факультеты, ведь у меня была более-менее техническая база, которую можно применить в формулах. У меня не было, скажем, понимания культурных процессов или, например, навыков ведения дебатов. Я понимал только экономику, и это было связано с тем, что у меня был ограниченный начальный путь.

Поэтому я бы дал возможность студенту попробовать как можно больше разных вещей и показать ему, что люди, которые относятся серьезно к этим вещам, выигрывают в жизни, а те, которые относятся несерьезно, проигрывают.

- Западное образование - более заточенное под западный рынок. Часто люди, которые приезжают учиться на Запад, не получают настолько успешную жизнь. Когда решают вернуться на родину, приходится делать шаг назад, чтобы приспособиться или попытаться приспособить окружающую действительность под своё новое мировоззрение.

Что Вы можете сказать по поводу этого конфликта, есть ли какое-то решение?

- Знаете, депрессия ожидает вас везде, и я не исключение. Я три года жил в Филадельфии, великолепный город. Сейчас в Питтсбурге мне плохо именно по этой причине. Если я б никогда не жил в Филадельфии, мне бы было хорошо жить в Питтсбурге, потому что в рейтинге моих городов Питтсбург - самый лучший после Филадельфии. То есть у меня есть конфликт с тем, что я поехал и поработал три года в Филадельфии.

Похоже, прав был декан, который сказал: "Поедем, это будут три твоих лучших года в жизни". Филадельфия - это великолепный город и люди, которые расслаблены, но при этом умеют строить карьеру.

Но теперь я в депрессии, так стоило ли мне туда ехать? Эта проблема всегда будет существовать, когда вчера у нас была вкуснее еда, когда существует необходимость перестраиваться. Люди разные и ценности у них разные, кому-то подходит Европа, кому-то Штаты.

Нет единого рецепта - у кого-то получится, у кого-то нет. Но человек должен выбирать и пробовать, попытаться понять, почувствовать. Для этого хороши, например, программы обмена.

Мой племянник был по программе в США, он сформировал свое представление, решил, что не хочет там жить и поехал в Польшу. У человека должна быть возможность прочувствовать и выбрать то, что ему подходит.

***

Тимофій Милованов, професор економіки Піттсбурзького університету. Лекція - "Майбутнє освіти". З циклу лекцій "Економічна лабораторія".

Найближчі лекції:

5 листопада – Віктор Пинзеник, "Людина і держава"

12 листопада - Дмитро Сологуб, "Від злитка до верстата: міфи та реалії монетарної політики".


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!