Голова ТППУ Геннадій Чижиков: Нормальні люди не докоряють мені "донецьким походженням"

Голова ТППУ Геннадій Чижиков: Нормальні люди не докоряють мені "донецьким походженням"

Четвер, 19 лютого 2015, 21:15 -
Голову ТПП намагаються звалити. На брехні, погрозах та помсті. Цей хтось прикривається новою владою, новими порядками, ненавистю до "донецьких" і зрощує продажних журналістів. Ми постараємося розібратися в тому, хто методами Януковича імітує люстрацію в Києві.

Геннадий Чижиков – глава ТорговоПромышленной Палаты Украины. Его на этот пост избрали в 2013 году, еще до Майдана, во времена всеобщего пришествия "донецких" во власть.

Геннадий – выпускник украинского Аспена, знаменитого первого набора. Подтянутый, с вечным шарфом, повязанным на европейский манер, с отличным французским. При этом он настоял, чтобы его дети, кроме европейских языков, учили еще и китайский. 

В Киев он переехал после руководства крупнейшей в Украине Донецкой торговой палаты. Он проработал в донецкой палате почти 20 лет и гордится ее результатами.

Есть и "темные пятна" в его биографии. С высоты сегодняшнего дня очевидно, что в биографии Чижикова есть серьезный "грех" – ему не повезло, он работал вместе с женой прокурора Пшонки. Давно. Но факт такой есть и на нем сейчас строят стратегию борьбы с Чижиковым те, кто хочет захватить ТПП.

Об этом, а также о его "донецком происхождении" сейчас можно прочитать на разных сливных бачках в интернете. Против Чижикова началась самая настоящая война – с привлечением людей из СБУ, которые намекают ему на открытие дел, с угрозами позвать Правый сектор, с запросами от депутатов, письмами из прокуратуры, и заказными статьями на посещаемых сайтах.

Дошло до смешного – в четверг один из авторов пытался под шумок опубликовать статью о нем на "Украинской правде". Когда его изобличили в заказухе, он прикрылся семьей из Дебальцево, которую нечем кормить. Редактор сайта, на котором были опубликованы подписанные автором-однодневкой статьи о ТППУ, признался, что его цель – "сделать все, чтобы ни один донецкий не занимал больше теплое место в Киеве". Красивая популистская формулировка, прикрывающая полукриминальный наезд.

Во вторник в Палату ворвались молодчики в балаклавах с требованием провести "люстрацию" Чижикова. Руководил "ряжеными" некто Всеволод Филимоненко. Филимоненко, как сообщили нам активисты ЧЕСНО, еще в 2012 году выгнали из этой инициативы за то, что он торговал местами в рейтинге.

Вот так – на лжи, угрозах и мести – некто пытается занять место главы ТПП. Этот некто прикрывается новой властью, новыми порядками, ненавистью к "донецким" и взращивает продажных журналистов.

Мы постараемся разобраться в том, кто методами Януковича имитирует люстрацию в Киеве. А пока – прямая речь от Геннадия Чижикова. О Палате, ее проблемах и почему его место стало причиной такой яростно борьбы.  

О том, что такое ТПП и чем она занимается?

Торгово-промышленная палата Украины объединяет около 10 тысяч предприятий со всех регионов страны. Но, если учесть тех, с кем мы каждый день работаем, то эта цифра возрастает в 6-8 раз. Подавляющее большинство из них – предприятия малого и среднего бизнеса.

Далекий от экономики и бизнеса обыватель не понимает смысла в функционировании ТПП Украины. Мы не организация-однодневка, которая создавалась кем-то для решения чьих-то частных вопросов. Такие структуры функционируют во всех странах при самых разных политических режимах. Мы - организация с 160-летней историей в Украине.

Палата уполномочена правительством выдавать сертификаты о происхождении товаров и карнеты АТА (документ для временного ввоза или транзита товаров на территории стран-участниц международной Конвенции - УП). Также палата удостоверяет обстоятельства форс-мажора.

Обе функции особенно актуальны сегодня. Первая – ввиду открытия европейских рынков для украинских товаров, вторая - в связи с военными действиями. У нас над этим работают более 800 экспертов по всей территории Украины, которые годами исправно выполняют эти функции, а их знания и опыт уникальны.

Палата ведет также Негосударственный реестр отечественных предприятий, финансовое состояние которых свидетельствует об их надежности в качестве партнеров в предпринимательской деятельности в Украине и за ее пределами. При Палате функционируют более 20 отраслевых комитетов предпринимателей, которые проводят независимую экспертизу нормативно-правовой базы, экспертизу по вопросам, касающимся прав и интересов предпринимателей.

Например, мы принимали участие в разработке закона, который регулирует вопросы ведения бизнеса в зоне АТО, закона, связанного с созданием свободной экономической зоны "Крым" и др.

У нас действует Международный коммерческий арбитражный суд, который получил широкое признание в мире, Морская арбитражная комиссия, Третейский арбитражный суд, Международная академия финансов и инвестиций. И это лишь небольшой перечень функций Палаты.

Каждая украинская компания может получить в Палате поддержку, у нас есть отделения во всех областях страны, 108 представительств по всей Украине. Это самая разветвленная сеть поддержки бизнеса в стране.

Торгово-промышленные палаты действуют во всей Европе. Например, в Италии, Германии, Австрии членство в торгово-промышленной палате для любого бизнеса даже является обязательным. Я думаю, что если бы в подобных структурах не было бы необходимости, практичные европейцы уже давно от них отказались.

Кстати, если говорить о внешнеэкономической деятельности, то ТПП в других странах часто выполняет роль лоббиста государственных интересов. Что не было присуще для работы нашей палаты раньше. 

Расскажу такой случай. Сейчас российский бизнес очень обеспокоен вопросом санкций. Очень острые дискуссии по этому поводу среди представителей всех европейских стран были на 116-м заседании Генеральной Ассамблеи Европалат в Брюсселе. Россияне и их лоббисты в некоторых станах Европы дважды пытались надавить на европейцев и добиться отмены санкций, игнорируя позицию Украины.

Они хотели продавить резолюции о том, что европейских бизнес якобы озабочен санкциями и осуждает их. Нам пришлось вмешаться, наша позиция была заявлена четко, нас поддержали в Европе, и в результате эти резолюции не прошли. Нам удалось выступить с такой же активной позицией и на собрании Европейского парламента предприятий. И здесь нам удалось блокировать российских лоббистов.

Наше послание европейским коллегам было однозначным: в Украине погибают мирные жители, уничтожено большое количество предприятий, транспортных, промышленных объектов, населенных пунктов, нельзя забывать об аннексии Крыма и новых угрозах со стороны России. И на все это просто так нельзя закрыть глаза, ссылаясь на то, что бизнес должен быть вне политики.

О набеге в балаклавах и войне вокруг ТПП

Палата - общественная организация. Абсолютно открытая и прозрачная для всех ее членов. В соответствии с законом, ТПП не вмешивается в дела государства, так и государство не имеет права вмешиваться в дела палаты. Это фундаментальный закон устойчивого гражданского общества.

Это демократическая организация поддержки бизнеса. И важнейшие решения принимает конференция членов палаты. В том числе и по выборам его руководящих органов. Президент представляет ТПП и ее членов, например, в присутствии высших должностных лиц. Это абсолютно публичная работа.

Сейчас началась борьба за кресло руководителя палаты. Но странно наблюдать, как сейчас, в наше время за должность в общественной организации, пусть и такой влиятельной,    пытаются использовать старые методы - распространение лжи в интернете,  запросы от депутатов, которые никогда в ТПП не были. Почти как в известной фразе: "Я не читал, но осуждаю..." Дошло до того, что пытаются подключить СБУ, МВД, Прокуратуру и даже министерство обороны. Ну где мы и где министерство обороны?!

Рассылают анонимные письма даже по европейским Палатам, дипломатам, аккредитованным в Украине. А чего стоит беспрецедентная атака вооруженной группы молодчиков в балаклавах на торгово-промышленную палату? Этих людей не интересуют реформы. Их волнуют частные бизнес интересы. Они хотят захватить власть в палате, приватизировать ее и ее собственность. Начать заниматься махинациями с документами, прикрывая ТПП свои темные дела.

Кто эти люди? Они скоро себя идентифицируют. Возможно они думают, что сделают для ТПП что-то хорошее, но почему-то действуют грязными и, фактически, криминальными методами?

О проблемах украинского бизнеса

Сейчас идет война. И это все определят в работе бизнеса.

Но даже если б не было войны, есть вещи, над которыми надо работать прямо сейчас – справедливый суд и реформа правоохранительных органов, реальная борьба с коррупцией и реформа госуправления, дерегуляция экономики и, опять же реальное, а не на словах, содействие развитию предпринимательства, особенно малого и среднего.

Ведь можно уже сейчас снять множественные административные барьеры, бесконечное лицензирование всего и вся, упростить налоговую систему. Некуда больше откладывать и война не может помешать тем, кто действительно хочет изменить страну.

Конечно, сейчас бизнесу тяжело как никогда. Но украинский бизнес трудно чем-то напугать. Он прошел "дикий капитализм" начала 90х, мощные экономические потрясения 1998 и 2008 годов, политические перемены. Уверен, что бизнес успешно справился бы и с нынешним вызовом, если бы не война. Это просто другая реальность…

Но пораженческих или панических настроений нет. Наоборот, многие бизнесмены работают и в тоже время активно помогают армии, переселенцам.

Однако сейчас впервые, пожалуй, появилась такая уверенность, что бизнес не отступит, как это было 10 лет назад, и  правительству придется довести реформы до конца. Для нас это просто вопрос выживания.

По сути, Украина застыла перед выбором экономической модели, которая будет определять наше развитие на следующие два десятилетия. Я бы хотел, чтобы Украина стала одной из самых либеральных экономик в Европе.


Как выживают бизнесмены на Донбассе

Подавляющее большинство донецкого и луганского бизнеса никогда не позиционировало себя вне Украины. Это люди прагматичные. Они инвестировали в предприятия, строили свои дома, думали о будущем своих детей как граждан Украины. И то, что произошло и продолжает происходить в регионе на территории, так называемых ДНР и ЛНР, не поддается нормальной логике. Я это могу назвать только одним словом "мракобесие".

Большинство представителей регионального бизнеса, с кем я периодически общаюсь, абсолютно уверены, что это "внешний проект". Из-за искусственного языкового вопроса из "градов" не стреляют...

Люди, которые любят Донбасс и Украину, которые хотят, чтобы их дети жили на этой земле, никогда не уничтожали бы инфраструктуру, не разрушали бы мосты. Там пытаются имитировать процессы нормальной работы. Недавно в Донецке создали торгово-промышленную палату ДНР. Я посмотрел видеозаписи – в зале среди учредителей не было ни одного знакомого лица, ни одного серьезного бизнесмена, не узнал ни кого из бывших членов Палаты. А в зале царила атмосфера Советского Союза....

Кто смог, тот вывез свой бизнес, выехал, перерегистрировался. Нашел себе применение в Киеве, Днепропетровске, Запорожье, Львове и т.д. Платят налоги в Украине. Но завод-то не вывезешь…

Если мы говорим о тех предпринимателях, которые остались на оккупированных территориях, то я не слышал ни одного отзыва, что работать там стало проще и легче. Работать стало намного сложнее и опаснее, причем в прямом смысле.

Стрельба и бомбежки – ежедневно. Начинает набирать обороты забытая с начала 90-х контрабанда через российско-украинскую границу, появляются компании и частные лица-"решатели" вопросов. Бандитский, дикий капитализм в полный рост.

Если говорить о промышленном производстве, то уцелевшие производственные мощности или простаивают, или загружены на 10–40% от довоенных показателей. Снабжение их сырьем, энергоресурсами проблематично. Предприятия работают в основном со склада – по сырью, и на склад – по готовой продукции.

В индустриальном, ориентированном на производство экспортной продукции регионе на оккупированных территориях в промышленном секторе работают единицы. Денег у населения становится меньше. Работу найти практически невозможно. Многие соглашаются работать за "гуманитарную помощь" и паек.

О лицензиях и сертификатах

Согласно сложившейся мировой практики, ТПП выдает сертификаты происхождения. И так во всем мире!

За все время моей работы в Донецкой ТПП не было ни одного судебного разбирательства или серьезной претензии к палате с точки зрения выдачи липовых документов.

За каждый выданный сертификат эксперт палаты несет персональную ответственность. Плюс, выборочно сертификаты проверяются таможней - как нашей страны, так и зарубежной. А речь идет о десятках тысяч документов... В палате очень щепетильно, очень ответственно относились и относятся к этим вопросам.  Возможно, кто-то хочет наладить выдачу фальшивых сертификатов, поэтому атакуют сейчас нашу Палату. Мы не позволим махинации с сертификатами и не раздаем направо и налево документы о форс-мажорах, потому что кто-то хочет  списать свои долги под войну.

Сейчас Россия, например, пытается Украину скомпрометировать и убеждает Европу, что мы не сможем наладить контроль за происхождением товаров из Евросоюза. Но это ложь. За все годы существования украинской ТПП не было системных нарушений в этом вопросе.

Да, палата находится в непростой ситуации, как и весь бизнес и наши члены. Мы не пересматривали тарифы на свои основные услуги, начиная с 2008 года, а на некоторые услуги, понимая экономическую ситуацию, снизили год назад.

О донецком происхождении

Мне повезло – нормальные люди, те, кто меня знает и с кем я работаю,  не попрекают "донецким происхождением". Рядом со мной – люди, которые не оперируют штампами, выдуманными теми, кому было выгодно разделить украинское общество. Моя мать -  родом из Винницы. Отец после войны приехал в Украину из Беларуси, стал почетным шахтером, к сожалению, уже умер.

Нет никаких донецких или львовских как отдельных наций. Есть дончане - жители Донецка, львовяне - жители Львова. Но все мы - украинцы, граждане Украины.

Конечно, тема "неприязни к жителям Донбасса" продолжает муссироваться в обществе. Кто-то психологически не может простить жителей Донбасса, что вовремя не остановили мракобесие, кто-то специально разжигает подобные настроения.

Но большинство людей по всей Украине сочувствует переселенцам и помогает им. Мы – здесь, и для нас не стоит выбор - с кем мы. Мы - граждане и патриоты Украины.

В родной Донецк я с момента начала боевых действий не езжу. Всех своих родных оттуда тоже вывез. Никакого бизнеса у меня там не было, так что потерял я не очень много – машину забрали какие-то бандиты и пограбили еще родственников. К счастью, все родные живы.

Меня часто спрашивают, как я отношусь к тому, что происходит сейчас на моей родине? Как можно относиться к тому, что гибнут люди?! Как можно относиться к тому, что здание Палаты было захвачено вооруженными людьми, так называемой "Русской православной армией" и ограблено?!…

Мне до сих пор с трудом верится, что такое могло случиться в 21 веке. Это какой-то страшный сон, который вдруг стал реальностью. Независимо от того, когда эта общенациональная трагедия закончится, для нас, для всех жителей Украины - это незаживающая рана не на одно поколение.

О Пшонке

Жена Пшонки - Ольга Геннадиевна проработала в торгово-промышленной палате 40 с лишним лет, начала работать там лет за 20 до того, как я пришел в палату в палату в 1995 году.

На должность первого вице-президента Донецкой палаты меня пригласил ее бывший президент Мунтян. Это было, когда я только вернулся из Франции, где учился и стажировался, в том числе и во французской региональной ТПП.

Через несколько лет, к сожалению, Мунтян умер, и председателем палаты избрали Ольгу Пшонку, которая тогда руководила отделением палаты в Краматорске. Она предложила мне остаться в ТПП на той же должности. Вот и все. Никакого бизнеса с ней у меня не было.

Она, кстати, была очень щепетильная, и у нас в палате был лозунг "Творить можно, вытворять нельзя". Когда в 2002 году Ольга Геннадиевна подала в отставку, меня избрали председателем. Она осталась вице-президентом. Мы у нее спрашивали, почему она подает в отставку. Она отвечала: "По семейным обстоятельствам". Подробности, естественно, никто не выяснял.

Донецкая ТПП была одной из самых крупных региональных палат в стране. Но это не частная собственность и не государственная. Это - общественная организация, и все принадлежало членам Палаты, по сути бизнесу региону. Причем, не олигархическому, олигархи нами не интересовались. Мы для них были слишком мелкими. 90% наших членов - это малый и средний бизнес.

С самим Пшонкой я встречался в жизни один раз на каком-то официальном приеме. А какой может быть у генерального прокурора бизнес с общественной организацией?

О Европе

Украинские предприниматели уже давно пытаются выходить на рынки Европейского Союза. Самые дальновидные из них не стали ожидать заключения Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС и уже давно ищут свою нишу, новых партнеров в европейских странах. Многие их уже нашли и есть много успешных примеров, которыми можно гордиться.

Достаточно легко адаптируются на европейском рынке сырьевые производители - это агросектор, металлургия, химическая отрасль. Есть перспективы и у украинских производителей продуктов питания, IT-сектора, сложнее всего машиностроению.

По моему мнению, сейчас нужно говорить не столько о готовности украинского бизнеса к конкуренции с европейскими компаниями, к условиям работы на европейском рынке, сколько о его готовности производить качественную продукцию и работать над каналами продвижения своей продукции.

Особенно это важно для малого и среднего бизнеса. Не всем понятно, где и как найти информацию о технических регламентах и стандартах продукции, планируемой для экспорта в страны ЕС, и условиях работы на этих рынках. Для этого при ТПП Украины создан Европейский офис, где работают эксперты стран ЕС, создаются Центры поддержки украинского экспорта в регионах.

Самый простой совет для бизнесменов – возьмите билет и поезжайте в потенциальную страну вашего экспорта, или хотя бы посетите один из наших семинаров, не ждите, что к вам кто-то постучит в дверь и решит за вас все вопросы...

Один из украинских экспортеров так прокомментировал свой успешный выход на рынок Европы: "Мы разослали наши предложения 1 000 возможных потребителей своей продукции в странах Европы. Получили 40 ответов. Подписали 3 контракта. Это было началом нашего успеха".

Надо работать и верить в свой успех…