Переділ ринку азартних ігор

Переділ ринку азартних ігор

Понеділок, 15 вересня 2014, 12:15 -
Фото lb.ua
Держава нібито робить широкий жест - недержавні оператори зможуть зберегти існуючі лотерейні бренди. А ось Ощадбанку нібито доведеться створювати свої ігри. Однак це фікція. Мінфін штовхає операторів в обійми Ощадбанку і тих людей, які за цією ідеєю стоять.

Две недели назад Минфин вынес на обсуждение концепцию внесения изменений в законодательство, регулирующее игорный бизнес.

Концепция сводится к двум ключевым направлениям. Первое – легализации казино и игорных залов, запрещенных при Юлии Тимошенко. Вторая - аннулировании лицензий частных организаторов лотерей, и передача монополии на проведение таких игр Ощадбанку.

К первому пункту концепции претензий быть не может. Казино в Украине все эти годы работали в нелегальном виде. Они маскировались под так называемые мгновенные лотереи, которые не имеют к обычным лотереям никакого отношения - просто аналогичное слово. Бюджет от казино денег не получал, и разве что разживались местные власти и милиция, "крышевавшие" подобные виды бизнеса. Поэтому легализация казино – это сродни легализации легких наркотиков: явление не исчезнет, но коррупции и криминала станет меньше, а доходы государства увеличатся.

Другое дело – попытка реформировать бизнес классических лотерей. Этот сегмент деятельности очень доходный, и уже много лет находится в легальной плоскости. Более того, он является государственной монополией. И вот в этом сегменте Минфин задумал революцию, которая при ближайшем рассмотрении очень напоминает банальный передел рынка. На рынке лотерей появится своеобразная Тендерная палата, которая будет иметь данное свыше право пускать или не пускать на рынок частные компании.

В отправленных в адрес ЭП ответах чиновники Минфина утверждают, что их предложения позволят существенно повысить прозрачность рынка азартных игр и увеличить социальную ориентированность этого бизнеса. Фраза "увеличить социальную ориентированность игорного бизнеса", конечно, отдает изрядной долей юмора. А вот с "прозрачностью" давайте разберемся.

В понимании Минфина, этот термин означает два ключевых изменения. Первое – разделение государственного рынка лотерей на государственный и негосударственный сегменты. Второе - передачу государственного сегмента лотерейного бизнеса под прямой контроль Ощадбанка.

Хитрость в том, что сейчас лотерейный рынок является полностью государственным. От имени государства лотереи проводят 3 оператора. Они не платят государству за лицензии – так как лицензирование сейчас не предусмотрено. Лицензии всех операторов закончились в 2013 году, и сейчас все операторы работают на основании завершающих положений Закона о лотерейной деятельности, и просто платят налоги.

После реформы, предлагаемой Минфином, между операторами и правительством появится "прокладка" – Национальный организатор лотерей – которая получит монопольное право организовывать государственные лотереи. В этой роли выступит "Ощад". А на уровне негосударственных лотерей появится лицензирование.

Фото lb.ua

Казалось бы, никакой потери нет. Операторы, которые не захотят работать в государственном сегменте (не смогут договориться с Ощадбанком), смогут организовывать негосударственные лотереи и купить лицензии.

При этом государство якобы делает широкий жест – негосударственные операторы смогут сохранить существующие лотерейные бренды и доверие игроков. Например, "Супер лото", "Кено" или "Забава". А вот Ощадбанку якобы придется создавать свои игры. Якобы это дает преимущество операторам негосударственных лотерей.

Однако это фикция. Ниже мы приводим доказательства того, что задача законопроекта - не столько наполнить бюджет или урегулировать проблемные точки игрового бизнеса, сколько создать законные условия для передела игрового рынка.

Законопроект Минфина переводит негосударственные лотереи на общий режим налогообложения. Оставляя государственную лотерею "Ощада" на специальном.

Государственные лотереи, согласно действующему законодательству, имеют особый режим налогообложения (18% от суммы, оставшейся после распределения выигрышного фонда). А вот негосударственные лотереи будут облагаться налогами на общих основаниях. То есть, помимо налога на прибыль (те же самые 18%), операторы должны будут вложить 20% НДС в цену лотерейных билетов.

Это делает розыгрыш запутанным и заведомо непривлекательным для покупателя билетов негосударственных лотерей. Ведь ему либо придется "жертвовать" государству 20% уплаченной суммы, либо оператору придется спонсировать государство на 20% стоимости билета. Это может и справедливо с точки зрения борьбы с буржуями, но в законодательстве такое положение определяется как "неравные условия конкуренции", и должно наказываться штрафами от Антимонопольного комитета.

Будет у них еще один вариант – идти на поклон к работникам Ощадбанка, чтобы тот согласился сделать компанию оператором государственной лотереи. Что и сколько за это "одобрямс" придется отдать, остается за скобками.

По сути, законопроект больше напоминает кулуарную попытку переделить бизнес.

Проект закона. Нажмите, чтобы загрузить

На кону, как обычно, доходы государственного бюджета – в виде платы за лицензии и налогов. Но в еще большей степени – власть и возможные кулуарные доходы людей, приближенных к одной из сильных групп власти, на официальной вершине которой находится Арсений Яценюк. Ведь Минфин и Ощадбанк входит именно в сферу влияния команды премьер-министра.

В ответе ЭП чиновники министерства акцентируют внимание на том, что проектом закона "О лотереях в Украине" не предусматривается установление для Ощадбанка монопольного положения на лотерейном рынке.

Действительно, там не написано "Ощадбанка". Однако в концепции реформирования содержится именно Ощадбанк. Поэтому мы имеем смелость заявить – это все-таки монополия Ощадбанка. Которая призвана одним махом (со дня вступления закона в силу) переделить крайне "жирный" рынок.

"Общественная польза", или как Минфин заставит договариваться с Ощадбанком

Как обычно в случаях передела рынка, чиновники придумали, как это объяснить пользой для общества. Вот как о законопроекте высказался министр финансов Александр Шлапак.

Источник: 24 канал

В пояснительной записке приводятся рассуждения о том, что 60% игрового рынка находится в "тени". Но вот что интересно. Имеется в виду именно теневой сегмент казино и сегмент игровых автоматов. В то же время, законопроект Минфина касается целиком прозрачного сегмента – лотерейного. Под предлогом борьбы с "теневыми" оборотами казино предлагается переделить именно рынок классических лотерей.

Внимательно читаем законопроект:

"Державна лотерея – лотерея, яку організовує Національний організатор державних лотерей;

недержавна лотерея – лотерея, яку організовує оператор недержаних лотерей"

Сейчас на рынке лотерей нет разделения на государственных и негосударственных операторов. Все они являются государственными.

Этот термин не должен вводить в заблуждение. "Государственный" не означает, что покупатель билетика играет с государством. Просто государство продает лицензии частным структурам, и имеет право в любой момент явиться к ним с проверкой.

Если новый законопроект Минфина будет принят, то на рынке продолжать работать частные структуры. Но произойдет незаметное, зато важное изменение. Государственные лотереи отойдут в ведение Ощадбанка, и он же сможет отбирать те частные структуры, которые будут заниматься этими лотереями:

"оператор державних лотерей – юридична особа, яка відповідно до вимог цього закону приймає участь у проведенні державних лотерей в обсязі, передбаченому договором, укладеним із Національним організатором державних лотерей".

Что будут делать те частные структуры, которые не будут допущены ко двору Ощадбанком, неважно. Пусть придумывают новые бренды лотерей, скажем. И проводят их как оператор негосударственных лотерей:

"Оператор недержавних лотерей - юридична особа, яка має ліцензію та відповідно до вимог цього закону організовує та проводить недержавні лотереї".

Официальный комментарий Минфина для "Экономической правды". Нажмите, чтобы просмотреть

Это не значит, что ему будет легко. В законопроекте записано несколько крайне неслучайных условий – выполнить их крайне сложно:

"Оператор недержавних лотерей повинен мати постійно діючі відокремлені підрозділи у кожному населеному пункті України з населенням понад 500 тисяч осіб, а також пункти розповсюдження недержавних лотерей в кожному населеному пункті з населенням понад 5 тисяч осіб, але не менше 5 тисяч пунктів розповсюдження.

Статутний (складений) капітал оператора недержавних лотерей не може бути меншим за розмір статутного капіталу, що встановлений Національним банком України для банків та формується шляхом внесення його учасниками коштів в гривнях та майна, яке знаходиться у власності учасників. Забороняється формування статутного (складеного) капіталу з непідтверджених джерел та за рахунок коштів, одержаних на підставі кредитного договору або договору позики.

Оператор недержавних лотерей повинен мати досвід проведення лотерей не менше 5 років".

Итого, 5 тысяч пунктов распространения, минимальный капитал 500 млн грн и опыт работы на рынке минимум 5 лет. Все это больше напоминает условия, которые призваны искоренить негосударственных операторов как класс.

На самом деле, судя по всему, эти условия выполняют полезную для неких людей функцию. Они "выдавливают" операторов в государственный сегмент – там отсутствуют требования и по опыту работы, и по минимальному капиталу, и по количеству точек продаж.

Есть лишь одно условие – договориться с Ощадбанком. Тогда можно сохранить рынок. На "договориться" в заключительных положениях законопроекта отводятся шесть месяцев.

Рискнем предположить, что истинная цель законопроекта – "прогнуть" под Ощадбанк самых крупных операторов рынка. В частности, это компании "М.С.Л." (в портфеле более 80 государственных лотерей, более 6500 точек продажи), "Украинская национальная лотерея" (УНЛ, 5 лотерей, 5200 пунктов продажи) и "Патриот" (18 лотерей, продает через 5000 отделений Ощадбанка и 16000 отделений "Укрпошти"). Все они имеют опыт работы на рынке более 10 лет, и знают, как делать этот высокотехнологичный бизнес.

Организовывать нового оператора явно не входит в планы авторов закона. Да и вряд ли это возможно сделать быстро – особенно это касается открытия собственных точек продаж.

На руках у Ощадбанка – все козыри. После принятия минфиновского законопроекта "Ощад" станет решать, кому работать, а кому нет. Операторы государственных лотерей будут определяться "Ощадным банком Украины" по собственному выбору.

Они обязаны будут проводить государственные лотереи от имени и за счет Ощадбанка. Фактически, выступать посредниками между игроками и "Ощадом". То есть, операторы еще и потеряют собственное лицо, которое нарабатывали годами. В этом еще один неприятный секрет минфиновского законопроекта.

"Экономическая правда" направила запросы всем трем операторам, однако не получила ни одного официального ответа. Комментировать согласились только неофициально.

По словам представителя одной из крупнейших лотерейных контор, уровень выигрышного фонда у трех операторов составляет около 75%, а объем рынка проданных лотерейных билетов составляет 9 млрд грн. Таким образом, налогооблагаемая выручка лотерейщиков составляет около 2 млрд грн.

Из которой, после перечисления в бюджет 18% (около 360 млн грн), нужно обеспечить выплату зарплат, закупить рекламу и оплатить работу точек продаж.

"Навряд ли игроки воспримут 20% повышение цен на лотерейные билеты при сохранении таких же шансов на выигрыш. Таким образом, эти 20% в размере 1,8 млрд грн надо отминусовать от валовой выручки – а это значит, что доходы лотерейщиков будут равны нулю, так как НДС съест всю прибыль", - говорит наш собеседник.

Кроме того, оператор негосударственной лотереи, согласно Минфиновскому проекту, должен иметь только собственную сеть реализаторов. Что делает проведение таких лотерей абсолютно не рентабельной.

Таким образом, прописанный в законе сегмент негосударственных лотерей не может существовать как бизнес в условиях украинского законодательства.

Создатели закона явно не могли не знать об этом.

С чем останется бюджет, или будет ли Ощадбанк платить налоги

Минфин в своей презентации законопроекта разделяет классические лотереи – те самые, с лотерейными билетами и ставками типа "6 из 45", и электронные мгновенные лотереи, под которые сейчас замаскированы игральные автоматы.

Такие мгновенные лотереи вообще предложено из-под крыши государства вывести. Лотерейные игральные автоматы снова станут "однорукими бандитами", и будут лицензироваться как казино. Их количество в Минфине планируют ограничить 30-40 залами. Это еще один фокус "профессионалов" - ограничение вводятся на залы, а не на автоматы .

Вообще, игра цифрами просматривается во всех комментариях Минфина, касающихся законопроекта по реформированию игорного рынка. Например, Министерство финансов ожидает, что поступления в бюджет от игорного бизнеса после легализации игорных залов и казино составят на 2015 год не менее 1 млрд грн. А основным источником указанных поступлений будет высокая цена за лицензию: 40 млн грн для казино, 100 млн грн для букмекерской конторы, 40 млн грн – для проведения негосударственных лотерей. При этом в Минфине забывают указать, что стоиомость этих лицензий будет разбита на 10 лет – и в первый год участники рынка заплатят только 10% их стоимости.

Давайте попробуем пойти на поводу у логики Минфина. Предположим, что государство действительно инициировало этот законопроект, чтобы увеличить сбор налогов. И в самом деле, если учесть возможные поступления от легализации казино, то получится очень приличное пополнение в бюджет – тот самый миллиард гривен в год, о котором недавно высказался министр финансов Александр Шлапак.

Источник: 24 канал


Получит ли государство вожделенную прибавку поступлений, в случае принятия минфиновского закона?

Три упомянутые выше лотерейные компании  - "М.С.Л.", "Украинская национальная лотерея" и "Патриот" - по итогам 2013 года заплатили 340 млн грн налогов с выигрышного фонда. Официальное их предназначение - для использования их в сфере спорта, здравоохранения и культуры. На что реально потрачены деньги, никто не знает. Но треть миллиарда государством освоена.

А теперь внимание. Рассказывая о миллиарде, и прописав фактическую монополию Ощадбанка на рынке классических лотерей, авторы минфиновского законопроекта почему-то не удосужились прописать увеличение налоговых поступлений от государственного банка.

Наоборот. Рост поступлений от казино как бы вуалирует падение налоговых поступлений от классической лотерейной деятельности. Случайно ли это?

Если в 2013 году Минфин получил от лотерейщиков 340 млн грн, то в результате предложенной реформы налоговые поступления уменьшатся более чем в два раза - до 154 млн грн по итогам года. Эта цифра была приведена в презентации законопроекта на сайте Минфина – однако сейчас ее найти невозможно.

В официальном ответе Минфина в адрес ЭП не поясняется, почему упадут налоговые поступления. Минфин лишь утверждает, что по итогам 7-ми месяцев бюджет получил от лотерейщиков всего 107 млн грн.

И здесь имеет место легкое искажение. Налог на прибыль платится ежемесячно авансом на протяжении года, а по итогам квартала сумма платежа уточняется. Если темпы налоговых поступлений от лотерейщиков сохранятся на уровне 7-ми месяцев, то по итогам года они перечислят 175 млн грн. Да, это меньше, чем 340 млн грн поступлений в 2013 году. Но это все же на 20 млн грн больше, чем ожидаемые поступления в бюджет от монополии Ощадбанка.

Лотерейщики в неофициальных комментариях объясняют падение доходов банально – вместо трех операторов государственных лотерей с известными, раскрученными брендами лотерей, останется только один. Которому будет нужно выводить на рынок новые игры, и завоевывать к ним доверие. Соответственно, упадут платежи. "Кроме того, Минфин нигде не показал детальный расчетов и пояснений, откуда Ощадбанк заработает вышеуказанные 154 млн грн", - говорит один из лотерейщиков.

Анализ регуляторного влиятия законопроекта от Минфина

А если ситуация зайдет в глухой угол, и операторы не пойдут на поклон к Ощадбанку, то бюджет может не увидеть вообще ничего, даже несмотря на свою монополию. У Ощада нет сети реализаторов, нет хороших продажников. Организовывать игры придется по сути "с нуля". Сколько на это уйдет времени – непонятно. Тем более, что частники наверняка попробуют не пустить Ощадбанк на рынок просто так .

Предположим, что законопроект принят, а с операторами удалось договориться. Тут возникает резонный вопрос: а будет ли Ощадбанк перечислять деньги в бюджет?

Ведь одно дело – это когда операторы платят налоги напрямую в казну. И другое дело, когда они работают на Национального организатора государственных лотерей. А этот Нацорганизатор, помимо лотерей, занимается еще и "успешным" банковским бизнесом.

Еще раз озвучим этот важный момент: доходы госбанка от лотерей будут его прибылью, а не доходом бюджета.

Напомним, как складываются отношения бюджета и самого крупного госбанка. Согласно статистике НБУ, по итогам 2013 года Ощадбанк заплатил в бюджет налога на прибыль 273,2 млн грн. В том же году в качестве вливания в уставный фонд он получил государственных облигаций на 1400 млн грн (декабрь 2013 года).

Есть и другие цифры, которые немного отличаются. По данным официального аудиторского отчета, по итогам 2013 года банк заплатил 214 млн грн, тогда как получил от государства в капитал 1,1 млрд грн. Показатели немного другие, но логика та же самая. Государство не получает деньги, а отдает их банку. "Ощад" – это не генератор дохода, а нагрузка на бюджет. Своеобразная "черная дыра".

 

Эта "история успеха" повторяется из года в год. В бюджет доход Ощадбанка (который предполагается увеличить на прибыль от игорной деятельности) попадает только формально. Государство из года в год выпускает все новые серии ОВГЗ для пополнения капитала банка. Например, в августе 2014 год в капитал банка направились еще 1,1 млрд грн. Эти государственные облигации "обналичиваются" в Нацбанке, и идут в работу.

Представители Ощадбанка наверняка отметят, что вливания в капитал – это не расходы государства, а инвестиции. Дескать, банк завоевывает новых клиентов и захватывает новые рынки. Но это как посмотреть. Деньги Ощадбанка потрачены на вливания в бездонную дыру НАК "Нафтогаз Украины", за счет них выдавались кредиты Андрею Клюеву на строительство солнечных электростанций. Куда и кому выдаются кредиты сейчас, является тайной, но наверняка в этом процессе много интересных моментов. Убытки от не очень прозрачных операций могут причудливо смешаться с убытками от разрушений в зоне АТО. Не дай бог государству иметь такие "инвестиции".

Поэтому не факт, что после получения права на организацию и проведение лотерей у Ощадбанка вообще возникнет какая-то прибыль. По оценкам доктора юридических наук, доцента кафедры банковского права КГУ Даниила Гетманцева, на организацию полноценной лотерейной деятельности, в зависимости от ее масштаба, идет от $30 до 50 млн – то есть, от 390 до 650 млн грн по нынешнему курсу. Это вдвое больше налога на прибыль, уплаченного Ощадбанком в 2013 году.

Подведем итог. Нам не понятна логика Минфина, который заявляет о будущем золотом дожде из налогов. Государственный интерес в таком решении вообще не просматривается.

Немного о борьбе с "тенью", или Эхо Януковича

"Пришло время изменить ситуацию, которая сложилась в нашем государстве с деятельностью игрового бизнеса, и необходимо начать действительно партнерские отношения между властью и бизнесом в этой сфере", - считает директор Департамента финансовой политики Министерства финансов Украины Владимир Коцюба.

Спору нет, партнерские отношения – это чудесно. Но вот еще одна любопытная деталь. Как минимум, эту же идею власть продвигала в 2013 году, во времена Виктора Януковича. А впервые она возникла еще в 2006 году – во времена Януковича-премьера.

Фото многолетней давности: Андрей Пышный, Арсений Яценюк, Андрей Иванчук. Фото noviny.su

Все это время проект получал одну и ту же характеристику: власть хочет взять лотерейный бизнес под свой непосредственный контроль. Но не с целью увеличения дохода государства.

Во времена Януковича партнерские отношения понимались однобоко – бенефициаром была бы "семья". Сегодня представители лотерейного рынка говорят о личной заинтересованности другой группы людей. Как написал в своем блоге авторитетный журналист Александр Дубинский, она вероятно исходит из окружения Арсения Яценюка – в частности, от его правой руки в парламенте Андрея Иванчука и главы Ощадбанка Андрея Пышного.

По версии лотерейщиков, именно эти люди заинтересованы в получении контроля над лотерейным рынком. В преддверии парламентских выборов, он может дать хорошее подспорье в предвыборный фонд партии лидера Кабмина. К слову, Арсений Яценюк уже заявил о намерении идти на выборы с собственной политической силой.

Как могут собираться такие "взносы"? Вряд ли официально.

А главный парадокс будет состоять в другом. По сути, Ощадбанк будет заниматься тем, против чего Минфин и разработал законопроект: "государственные лотереи должны проводиться государственными оператором, а не частными структурами".

Значит ли все это, что проблемы с лотереями не существует? Нет, не значит.

Проблема есть, но она лежит совершенно в иной плоскости. После запрета, наложенного правительством Юлии Тимошенко, казино и игральные залы в Украине начали работать под вывеской мгновенных лотерей. В свое время ТСН посвятил этому развернутое расследование.

Фото lb.ua

Однако законопроект Минфина имено этот вопрос не решает. Он решает совершенно другой вопрос - передела рынка обычных лотерей.

Операторы лотерей, и не только они, охотно подсказывают, в каком направлении чиновникам следует вести борьбу с "тенью".

Когда речь заходит об аргументации будущих затрат, чиновники Кабмина начинают говорить о тенизации рынка азартных игор. "Под названием "государственная лотерея" работают игорные заведения с автоматами, где люди играют по непонятным правилам. Если наше государство стало на путь освещения этой проблемы, то это нужно приводить в соответствие с международными нормами", - говорит советник министрамолодежи и спорта Украины Александр Стельмах.

"Если задачей Минфина является детенизация рынка, то начинать надо контроля за операторами лотерей. Как минимум половина из работающих сейчас игорных залов с так называемыми лотерейными терминалами самообслуживания (выглядят как однорукие бандиты) работают в "тени".

Чтобы вывести их оттуда, Минфин должен провести тестирование системы учета ставок лотерейщиков, которая работает в Госказначействе (в ГКУ могут в он-лайн режиме видеть ставки на автоматах и продажу лотерейных билетов). Однако на протяжении последних 5 лет никто не делает", - говорит один из специалистов рынка.

"Экономическая правда" направила запрос в Ощадбанк с просьбой прокомментировать подробности будущей монополии учреждения на рынке лотерей. В ответ мы получили отказ. Банк решил не комментировать законопроект до тех пор, пока его не утвердит Кабмин. Мы открыты для публикации позиции банка, если она внезапно изменится.

 

Андрей Иванчук предпочел никак не отреагировать на обращение "Экономической правды".