Антон Яценко: Я духовно багата людина

Антон Яценко: Я духовно багата людина

Середа, 15 травня 2013, 13:17 -
Я, на жаль, з Олександром Вікторовичем Януковичем не знайомий, але бачу явно упереджене відношення сайту "Українська правда" до президента, до його сім'ї. Вважаю, що це не коректно. Прочитавши всі ці публікації в лапках, я не побачив жодної прив'язки до Олександра Януковича. Таким же чином можна говорити, що це Барак Обама, Володимир Путін чи Далай Лама (рос.)

(Часть вторая интервью "Украинской правды" с народным депутатом Антоном Яценко. Первую можно прочесть здесь)

"В идеале оценка  вообще должна быть бесплатной для граждан"

- Вы могли бы прокомментировать один из тезисов людей, которые, по вашим словам, "пишут заказные тексты"? В частности, председатель украинского общества оценщиков Алексей Амфитеатров неоднократно утверждал, что вы ведете подпольную игру за рынок оценочных услуг в попытке его монополизировать посредством подставных фирм и спецправил.

- Спросите его про Керчь, где он оценил объект дешевле, и бюджет не получил 300 тысяч. Он, конечно, скажет, что это все заказуха. Я ничего личного не имею.

- Он говорит, что вы пытались проконтролировать эти 13 предприятий.

- Непосредственно я пытался?

- Да, и летом попытка не удалась. Сегодня вы якобы вернулись к этой теме. Была проделана серьезная работа. Вы или ваши люди проехались по регионам, заручились поддержкой уже 200 компаний и сделались держателем корпоративных прав этих предприятий. Прокомментируйте, пожалуйста.

- Я думаю, что Амфитеатров занимается не своим делом. Ему бы книжки детективные писать, на этом можно заработать много денег. Это его какие-то, извините, - я всегда "юморю", - сексуальные фантазии.

Не могу ничего об этом сказать. Думаю, это очередная истерика. Она связана с тем, что на монополизированном ими рынке происходят изменения, которые они проконтролировать не могут. Рынок должен стать нормальным, цивилизованным.

Однако я сегодня отвечаю за другую сферу и не особо занимаюсь вопросами оценки. Единственное, что обращения, которые я получал, мы отправляем. Но то, что у Алексея Дмитриевича богатая фантазия - так это просто смешно.

Можно много дискутировать на профессиональные темы, но что рассказывают эти господа? Что они святые и божие, что они никогда ничего не нарушали, что они не имеют отношения к событиям, когда миллиардами выводилась государственная собственность, когда миллиардами не платились налоги.

И есть депутат Яценко, который им не дает, видите ли, спокойно жить. Он якобы инициировал законы и постановления правительства. Он работает с десятью министерствами и ведомствами, которые делают то, что он попросит - что бредовым само по себе является.

И при этом нормы, которые во всем цивилизованном мире воспринимаются как нормальные, например, автоматизированная оценка, контроль качества, независимое лицензирование, этих господ раздражает. Даже стажировка провоцирует крики - видите ли, захватывают. Так пусть они объяснят.

Акция оценщиков под Кабмином. Фото www.kanzas.ua

- Они и объясняют, что создаются условия, которые позволяют очистить рынок от оценщиков и монополизировать его.

- Каким образом можно очистить от них?

- Через условия аттестации, контроля и прочие вещи, которые прописаны в законопроекте.

- Если мы говорим профессионально, значит, тогда давайте уберем в сторону истерики. Господин Амфитеатров должен четко написать, какие законопроекты его смущают. Почему он считает, что он под них попасть не может?

Разве там пишется, что директором оценочной компании или оценщиком должна быть красивая девушка или мужчина до 40 лет, владеющий китайским языком?

- Кстати, мы можем вам выслать эти замечания.

- С удовольствием почитаю. Более того, если там есть здравый смысл, я отправлю как депутат в Кабмин - пусть читают.

Претензия тут только одна. Алексей Дмитриевич перепутал свою шерстку с государственной. Он воспринимает профессию оценки как личную вотчину - он и еще ряд товарищей.

Вот вы послушайте, они приходили к нам на прием и говорили: "У нас есть заслуженные оценщики, а есть просто оценщики". Шудры, как в Индии (каста "неприкасаемых", самый низкий социальный слой населения. - ЭП)".

Грубо говоря, по мнению Алексея Дмитриевича, поскольку он является элитным оценщиком, то он этот рынок и должен контролировать. Как председатель вместе с рядом коллег. А остальные люди должны делать то, что они скажут. Сказали "платить" - платить, "оценить так" - оценить так.

А так не должно быть. Эти господа должны либо научиться конкурировать с рынком, либо найти себе другую работу.

 

Почему Украинское общество оценщиков должно иметь привилегированное положение по отношению к другим организациям? Они часто пишут, что они хорошие оценщики, а есть плохие. Они - настоящие, а те - ненастоящие.

Вы разберитесь как журналисты в этой проблематике. Я ничего лично не имею против них как людей, поймите правильно. Но то, что творится в сфере оценки, так оставаться не должно. Так считает половина депутатов и министров.

Откройте любой сайт правоохранительных органов. Когда у государства земля украдена, обошлось ли без оценщиков? Кто ее оценивал, когда ее отчуждали? Покупатель по полной стоимости платил за нее? В разы, в десятки раз меньше.

Это депутат Яценко делал? Это делало правительство? Это делали "заслуженные" оценщики, поэтому не надо изображать, что они такие классные.

- Мы не спорим, оценщики действительно занижают стоимость. Это факт.

- То есть менять что-то надо.

- Вас обвиняют в том, что вы создали три ассоциации, которые обратились в Минюст, чтобы лоббировать нужные им программы.

Эти три ассоциации стали альтернативой не только Украинскому обществу оценщиков, но и всем другим организациям оценщиков. По большому счету - всем компаниям на рынке. Эти три новые организации стали оплотом вот тех компаний, которые получили монопольный контроль. Что вы можете на это сказать?

- Я вам с удовольствием прокомментирую. Помните, как президент СССР Михаил Горбачев говорил, что "у нас своя голова за плечами"? Так вот, чтобы инициировать что-то в Минюсте, не надо создавать три организации или даже одну. Достаточно, чтобы кто-то написал, гражданин или сами работники Минюста.

Ситуация в другом. Как эти три подлые новые организации посмели не входить в УТО, а сами захотели стать общественной организацией? Естественно, это вызвало праведный гнев руководителей Украинского общества оценщиков.

Что значит "инициировать в Министерстве юстиции"? Любой акт Кабмина проходит заседание правительства.

По этой тематике есть, как минимум, ряд профильных министерств. Поэтому возникает вопрос: что, опять депутат Яценко, вот такая собака, взял и создал три общественные организации? Опять я виноват во всем?

- Вы имели отношение к этим организациям?

- Я их не создавал.

- Вопрос, конечно, глупый. Естественно, что вашей фамилии там нет.

- Это само собой, но я к ним отношения не имею. Это просто, скажем, оценщики, обиженные другими оценщиками.

У нас ни конституцией, ни законами не предусмотрено, что только Украинское общество оценщиков может куда-то обращаться, а остальные должны, как тварь дрожащая, сидеть под столом и ждать их разрешения.

Поэтому ничего страшного, что кто-то куда-то обращается. Я считаю, что чем больше общественных организаций, тем лучше. Антон Яценко их не создавал. Если об этом идет речь, я к их созданию отношения не имел.

- Сколько должна стоить услуга оценки для целей налогообложения?

- В идеале оценка должна быть бесплатной для граждан, если бы госорганы имели такую возможность. Если она что-то стоит, то должна стоить меньше, чем сегодня.

- Вы справедливый тезис выдвинули. Однако оценщики утверждают, что когда был тот самый временный перекос, стоимость оценки для налогообложения возросла в несколько раз.

- Я выступаю за то, чтобы оценщиков было больше. Как следствие, резко уменьшится стоимость их услуг. Конечно, это не нравится нынешнему оценочному сообществу, потому что приятнее заработать 5 тыс грн за оценку, а не 300 грн.

Как раз решение вопроса стажировки допускает на рынок многих людей, при этом вводится система качества. Это хорошо. Это не ко мне, если кто-то хотел поднять цены. Бесплатно это не будет, но цена должна быть минимальной.

- Вы имеете отношение к автоматизированной системе, через которую должны работать все оценщики по новой системе?

- И к ней я тоже имею отношение, да?

- Говорят, первые крупные деньги вы заработали тем, что были прямо или опосредованно держателем авторских прав на тендерную документацию. Это правда?

- Вы вот удивитесь. Я действительно автор многих вещей - как ученый, прежде всего. Разрабатываю инвестиционную, тендерную, конкурсную документацию. Недавно создал методику контроля по госзакупкам и отправил ее в органы.

 

- Так вас же тема закупок уже не интересует.

- Это было год назад. Кстати, хорошая методика, все хвалят.

Я авторитетно заявляю, что в жизни ни копейки не получил в форме авторской награды как роялти. Никаким коммерческим структурам это тоже не передавал. Другими словами, это очередной блеф, что и тут без Яценко не обошлось. Видишь ли, зараза такая, автоматизированную систему хочет внедрить.

Во всем мире есть понятие "е-уряд", "электронное правительство", "электронные закупки", "электронные оценки", "электронные биржи". Так в чем загвоздка? Почему этих господ раздражает идея автоматизированной оценки?

Сразу скажу, что у меня нет бизнеса. Я никакую программу не разрабатываю, но считаю, что это правильно. Объясню, почему.

Сегодня они рассказывают, что оценщик обязательно должен иметь контакт с тем, кому он оценивает. Другими словами, чтобы получить свой "откатец", они должны, извините за такое слово, "перетереть" с заказчиком оценки: "Давай мы тебе оценим ниже, но ты же все понимаешь".

Если бы была правильная система, то происходит зонирование Украины: в Колончаке Херсонской области, Монастырище Черкасской области или Харцызске Донецкой области цены примерно одинаковые. Машина все может считать.

Естественно, как это? "Авторитетный оценщик" жил не тужил, все ему кланялись, он вел непростые разговоры с заказчиком оценки, и тут его хотят заменить компьютерной оценкой. Где же там шоколадки, мармеладки, какая-то благодарность? Это уменьшает коррупцию, естественно. Как следствие, наталкивается на сопротивление тех, кого это касалось. Это нормально.

- Насколько вы верите в то, что на рынок оценки пытались зайти структуры, близкие к сыну президента Александру Януковичу?

- Я, к сожалению, с Александром Викторовичем Януковичем не знаком, но вижу явно предвзятое отношения сайта "Украинская правда" к президенту, к его семье. Считаю, что это не корректно.

Прочитав все эти публикации в кавычках, я не увидел ни одной привязки к Александру Януковичу. Таким же образом можно говорить, что это Барак Обама, Владимир Путин или Далай Лама. То есть, извините, я считаю, что это бред.

Я удивлен, что Амфитеатров и Ко  настолько высокого о себе мнения, что считает, будто их решил лично захватить президент страны. Это уже паранойя.

"Я духовно богатый человек"

- Многие ваши коллеги-депутаты расширяют рабочие кабинеты, ставят дорогие санузлы. А вы?

- Не люблю большие кабинеты и отдельные сортиры, предпочитаю спартанскую обстановку. Меня раздражают приемные, я считаю это пережитком советской эпохи. Хотя имею возможность любой кабинет себе сделать, но абсолютно к этому равнодушен. Я вообще работать люблю.

Можете написать, что Яценко себе поставил золотой унитаз - всем понравится.

- Говорят, вы вхожи во многие кабинеты и имеете возможность решать любые вопросы. Это так?

- Я имею статус народного депутата Украины. Естественно...

- Но у других депутатов нет таких возможностей. А откуда они у вас?

- Я не совсем понял ваш вопрос, но отвечу так. Во-первых, я депутат, который выиграл мажоритарный округ, что само по себе является...

- Таких много в действующем парламенте.

- Ну, как много? Немного.

 

- Не все могут себе позволить, опять же, кабинет в комитете.

- У меня самый обычный кабинет, 15 или 18 метров на Банковой - как у всех. Сказать, что у меня какие-то сверхвозможности, - я бы не сказал. Но когда у меня как депутата возникают вопросы, я стараюсь попадать на прием, пытаюсь их решать. Бывает, успешно.

- Вы богатый человек?

- Духовно, думаю, да.

- Нет, материально.

- Ну, у вас же есть моя декларация. Вы можете зайти на сайт ЦИК, там по каждому кандидату в депутаты висит декларация. Скажем так, мне на жизнь хватает.

Декларация Антона Яценко с сайта ЦВК. Нажмите, чтобы скачать файл

- Вы говорите, что на процентах не зарабатываете.

- Нет.

- На схемах вы не зарабатываете?

- Нет, конечно.

- Ни в коем случае не пытаемся залезть в ваш кошелек, но тем не менее: а на чем же вы тогда зарабатываете, чтобы оплатить избирательную кампанию? Или кто вас финансово поддерживает, патронирует?

- Я же не девушка, чтобы меня кто-то патронировал. Я очень много работаю. Как следствие, могу себе позволить.

- А на чем вы зарабатываете? Депутатская зарплата, сколько бы вы ни работали, она фиксированная.

- В чем вопрос, не могу понять? Скажем так, те источники дохода, которые я имею, полностью законны и прозрачны. Вы легко можете с ними ознакомиться.

Что касается неформального влияния, то я не считаю, что особо отличаюсь от своих коллег в зале. Единственно, стараюсь много работать над разными вопросами, общаться с разными людьми. Но это не имеет отношения к делу.

Относительно того, что вы говорите про разные схемы, то еще раз повторюсь. Я считаю, что коррупция - это большое зло, это не достойно нормального человека.

Знаменитые фото, на которых изображен Антон Яценко на Bentley. Управляемый им автомобиль попал в аварию недалеко от здания парламента в Киеве
Та же авария. Сотрудники ГАИ помогают депутату покинуть место аварии

- Вас называют автором не только патентов, но и определенных схем парламентского лоббирования. Давайте расскажу, каких.

- Интересно было бы услышать.

- Говорят, вы один из немногих депутатов, кто умеет вносить правки в непрофильный законопроект на этапе между первым и вторым чтениями, и в этом - ваш фокус.

В частности, прописываете схему создания какой угодно организации по типу межведомственной комиссии. Это было в законах "О биржах", "О госзакупках". Вы якобы делаете все это очень кулуарно, очень аккуратно, не от своего имени, а от правильных и нужных депутатов.

На выходе получаете то, что хотите. Правда, это не всегда подписывает президент, но что-то да проскакивает. Вы согласны, что эта схема – ваша, и она работает?

- Я вам отвечу, что не люблю дилетантов. Любой человек, который знает парламентскую кухню, четко должен понимать, что деятельность законодательной работы регулируется законом "Про регламент Верховної ради".

- Который очень часто нарушается, вы же знаете.

- Нарушается, к сожалению, но "паровозиком" что-то засунуть в закон, к которому не имеешь отношения, нельзя. Есть юридическое управление, которое отслеживает такие вещи.

- Замечания которого очень часто игнорируются.

- Но они пишут замечания по любому закону. Есть экспертные советы, фракции…

- Мнение которых тоже игнорируется.

- Поэтому так сказать - это заблуждение. Такие вещи были в парламенте третьего или четвертого созывов. Кстати, я тогда депутатом не был. В нынешнем парламенте данный механизм, как вы его назвали, является невозможным.

- Депутаты не вносят поправки?

- Депутаты могут вносить любые поправки, но если ваша правка не касается предмета первого чтения, то она не включается в табличку. Пишется, что она противоречит 116 статье регламента Верховной рады. Поэтому люди, которые это рассказывают, наверное, далеки от работы парламента.

- Это рассказывают депутаты.

- У нас, к сожалению, не все депутаты грамотные, вы уж извините. Это тоже большая беда, потому что не все владеют регламентом.

Еще раз говорю: если у меня есть та или иная позиция по любому закону, я всегда подаю ее открыто от себя. Вот сейчас я подал предложение о пожизненном лишении свободы за торговлю наркотиками. Буду это отстаивать.

- Вот еще миф, который должен повысить вашу самооценку. В отношении рынка оценочных услуг вас всегда называют юридически грамотным человеком, который никогда не оставляет за собой следы…

- Какие следы, я что - какой-то там?..

- …Что вы человек, который работает через аффилированные структуры. Который по букве закона все делает так, чтобы не было претензий.

Схема приблизительно такова. Если вы хотите пролоббировать какую-то идею, то находите конфликтный рынок и создаете общественные ассоциации, параллельно создавая проблему. А затем помогаете этим общественным ассоциациям решать возникшую проблему.

 

- Вы меня извините, но мне вспоминается фильм "Кавказская пленница", когда Шурик спрашивал: "Часовню тоже я разломал?".

Можно послушать этих людей и решить, что принцип "разделяй и властвуй" придумал депутат Яценко. На самом деле у меня нет никаких желаний входить в рынки и их захватывать, все это глупости. Их даже сложно комментировать.

Хотелось бы, чтобы люди, которые это распространяют, лучше занялись каким-то общественно полезным делом. Нельзя же так сидеть и фантазировать.

"Мой закон ваши права очень расширяет"

- Вы говорили о журналистах. Многим из них вы не доверяете, труд многих из них вы считаете заказным. Ведь так?

- Не так.

- А как?

- Если помните, ваш покорный слуга в прошлом парламенте был автором проекта закона "Державні гарантії журналістської діяльності". Сейчас мы его доработаем и заново подадим. Кстати, он довольно ревностно был принят некоторыми депутатами из журналистами: почему это я подал, а не они?

С одной стороны, я выступаю за ужесточение ответственности журналистов за подачу осознанно неправдивой информации.

Например, журналист Марусов написал, что у меня дедушка был членом политбюро ЦК КПСС. Хотя один дедушка у меня был рабочим, а второй - офицером Красной армии, причем не занимал номенклатурных должностей. Журналист осознанно вылил грязь на человека, зная, что он лжет.

Другой яркий пример. Во время последней предвыборной кампании журналист Артем Шевченко заявил, что я был пьяным за рулем и убил человека. Потом в кулуарах парламента он приносил мне извинения, при этом присутствовал господин Мустафа Найем.

СПРАВКА:

Речь идет об аварии под Уманью, во время которой журналист Артем Шевченко написал в своем блоге о том, что за рулем находился депутат Антон Яценко. Как позднее выяснилось, во время столкновения депутата вообще не было на месте аварии, и информация оказалась недостоверной.

Фото с места аварии

- А в чем были мотивы Шевченко сообщать недостоверную информацию?

- Может, заплатили, может, я ему не нравлюсь просто, а может просто повелся на непроверенную информацию.

То есть, с одной стороны, журналист должен иметь серьезные права, чтобы проводить журналистское расследование. Я бы их приравнял как минимум к адвокатам.

С другой стороны, он должен нести ответственность за свои действия, если он осознанно солгал. Это дало бы возможность привести нашу страну к цивилизованной практике.

А с третьей стороны, можно ли считать человека журналистом, если он сознательно за деньги продает себя и пишет заказные статьи? Я бы, наверное, журналистом такого человека не называл.

- А как вы оцениваете ситуации, когда журналист не имеет юридических документов? Он не имеет право говорить какие-то вещи?

- Я считаю, что любой человек обязан отвечать за свои слова и поступки. Если, например, журналист Вышинский безапелляционно пишет, что Яценко заинтересовался роскошью, то он должен объяснить, откуда он это взял. Или же этого не писать. А если это ему просто приснилось, он должен так и сказать.

- Это была авторская колонка, которая предполагает, что это его позиция.

- Можно юлить, выкручиваться, но как же имиджевые вещи? Вот вы сейчас как журналисты "Экономической правды" напишете, что в банке Х происходит обыск, и задержан глава правления. Две-три такие публикации - и вы обвалите банк, правильно? А потом скажете: ну, вообще-то, мне об этом сказали в троллейбусе.

Вы должны тогда ответить. Спросят: товарищ, откуда ты взял такие данные? Подтверди их или опровергни.

Депутаты, политики - это тоже люди, они имеют семьи. Я возвращаюсь к аварии. У меня сыну девять лет, он мне задает дома вопрос: папа, правда ли, что ты убил человека? А его в школе об этом спросил другой мальчик, и они подрались.

Я считаю, что никто никому не давал права так дискредитировать другого человека, не имея соответствующих данных.

- Вы приводите правильный пример, позвольте и мне.

- Конечно.

- Существует множество материалов о том, что при подготовке к "Евро-2012" откаты составляли 60-80% от оплаченных сумм. Или давайте вспомним обвал курса, который произошел, когда Стельмах был главой НБУ.

Тогда впервые начали говорить, что некоторые люди знали о предстоящем обвале курса и даже отлично на этом заработали, причем за деньги, полученные в виде рефинансирования от Нацбанка. Было проведено аудиторское расследование, которое не выявило никакого факта сговора.

Тем не менее, сейчас звучат факты, что многие политики нажились на процессе девальвации, и что все-таки был сговор банкиров. То есть если бы об этом не писали журналисты, это бы никогда не прозвучало. Милиция, СБУ, прокуроры, аудиторы и юристы - никто бы этого не выявил.

- Я понял ваш вопрос. Этот закон расширяет ваши права.

- Вы их перекрываете.

- Нет, наоборот, мой закон ваши права очень расширяет.

 

- Он расширяет наши права до той степени, что мы посылаем запрос "правда ли, что…?"

- Нет, подождите, вы должны оперировать данными. Если нет достоверного утверждения, журналист должен сказать "возможно", "по мнению такого-то".

- Журналист Татьяна Черновол в своих блогах неоднократна обвиняла вас в коррупции и не только. Прокомментируйте, пожалуйста.

- К сожалению, Татьяна Черновол - пример нечистоплотной журналистики. Я считаю ее человеком беспринципным. Информация, которую она излагает, полностью не соответствует действительности.

- И все же. Если взять одну из публикаций, в которой Черновол квартиры и яхты, о которых пишет Черновол имеют отношение к вам или вашей семье?

- У вас есть моя декларация. К примеру, квартира на Заньковецкой. Там живут мои родители, они ее там получили еще при СССР, я в ней родился.

Другие квартиры, например, указанные на Подоле. Просто, я так понимаю, бралась фамилия Яценко и все, что могло быть с ней связано. Опять же, есть моя декларация как политика. Кстати, я думаю, она есть и у госпожи Черновол.

Госпожа Черновол была кандидатом от объединенной оппозиции. На всякий случай напоминаю, что я шел от Партии регионов, которая считается идейным врагом. Поэтому к ее словам надо относиться крайне взвешено.

- У вас были какие-то личные конфликты с Татьяной?

- Личных конфликтов у меня с Татьяной не было и быть, собственно, не могло.

- Вы никогда ей не угрожали?

- Я думаю, что Татьяна Черновол мечтает, чтобы ей угрожали, охотились за ней, домогались ее, но вот почему-то никто, как говорится, ей не звонит и не пишет. 

"Представьте, что я Путин, а вы – Тимошенко"

- Как вы оцените тройку Тимошенко, Кожемякин, Турчинов? Я так понимаю, вас постигло глубокое разочарование в людях, с которыми вы когда-то были в одной политической силе?

- Меня не постигло разочарование в людях. Я же с ними, как говорится, детей не крестил и на них не женился, извините за юмор. Меня постигло разочарование в том, что я считал, что политическая сила много может сделать и улучшить.

- Сегодня власть преследует оппозицию. Против кого-то заводятся уголовные дела, кто-то уезжает в Чехию, Канаду. Вы тоже были в этот период в компании Кожемякина и Турчинова. Почему к вам нет претензий?

- Во-первых, я не считаю, что кого-то преследуют, а во-вторых, я что - что-то украл? Насчет преследования так называемой оппозиции. Если возбуждается какое-то уголовное дело, можно много об этом говорить, но есть какие-то факты.

Меня удивляет как юриста, например, когда в России Ходорковского обвиняли в совершении преступления, а он считается в мире признанным узником совести. Сразу идут какие-то крики, что нас прессуют. Есть конкретные вещи. Их надо либо подтвердить, либо опровергнуть.

А вот эти разговоры о преследовании оппозиции - вы понимаете, в чем дело? Я не хочу комментировать работу правоохранительных органов, но знаете, как один человек пошутил? "Если у вас нет паранойи, это не значит, что за вами не следят". Значит, если человек в оппозиции, это не значит, что он "пушистый".

Опять же, я думаю, что вы не так много людей можете назвать, которые, как вы утверждаете, преследуются. Я не вижу такого.
Многие депутаты из "Батьківщини" и "Удара" имеют бизнес. Разве их прессуют, арестовывают или "маски-шоу" устраивают? Ну зачем мы передергиваем?

- С вашей точки зрения, решение по Тимошенко политическое или нет?

- Я с делом Тимошенко не знакомился. Позволю себе откомментировать единственное. Я не знаю подробностей правовой стороны, но могу сказать так, как я объяснял избирателям на выборах, и у многих менялось мнение.

Представьте, что я Путин, а вы - Тимошенко. Вы выезжаете с ценой 237 долл, а я хочу 280. Это нормально, как на базаре. Мы встречаемся, запираемся, обсуждаем. После этого выходим и говорим: цена будет 400 с чем-то долларов.

Я не хочу это комментировать, но чисто по-христиански считаю, что ответить за это - справедливо. Когда я приезжаю в округ, то вижу, что мы не можем достроить школу, сделать дорогу. Как экономист я это понимаю, но простые люди, может, не понимают связи между этими вещами и ценой на газ.

И у меня вопрос: зачем было так делать? Ведь она очень грамотный человек, разбиралась в газовых вопросах. Я считаю, что каждому воздастся по его делам на этом свете и на том, но большие вопросы по газовым договорам все-таки есть.

Я также хочу напомнить слова Яценюка. Он несколько лет назад говорил, что за это кто-то должен сидеть в тюрьме. Сейчас об этом вспоминать не модно.

 

- Как вы оцениваете новый парламент? (Интервью проходило за несколько дней до проведения большинством заседания вне здания парламента. - ЭП.)

- Я бы назвал его более сильным за счет мажоритарщиков. Это люди, которые прошли испытание и которые более неравнодушны к интересам регионов.

- Насколько сильна позиция власти?

- Монолитным парламент быть не должен, а властное большинство сегодня есть, безусловно. Законы принимаются - вы же видите, что правительство назначено, прошли голосования по Национальному банку.

У нас любят говорить: "коалиция" и "оппозиция", но по конституционной модели коалиции и оппозиции нет. Есть фракции, которые могут голосовать, вот как по заявлению о евроинтеграции.

То есть у нас нет понятия оппозиции как такового. У нас нет законов про оппозицию и коалицию. У нас президентско-парламентская республика.

На примере нашего комитета финансов я вижу, что по многим вопросам у нас происходит нормальный диалог. Независимо от фракции, профессионально. И хотелось бы меньше политизации в работе парламента.

- Как вы относитесь к идее перевыборов? Блокировка оппозиции может привести к перевыборам?

- Я отношусь к идее перевыборов плохо, потому что, прежде всего, это лишние расходы бюджета. Это дестабилизация экономики, это усиление конфликтного поля в стране. Как следствие - уменьшение стабильности.

Я считаю, что выборы в парламент прошли, они признаны, и серьезных оснований для перевыборов парламента я не вижу.

- А как вы прокомментируете мнение, что блокировка парламента осуществлялась оппозицией по просьбе власти?

- А для чего это?

- Чтобы парламент был распущен и были перевыборы. Есть мнение, что это укрепит позицию власти, потому что у оппозиционеров денег нет.

- Как моя покойная бабушка говорила: говорят, что кур доят. Выскажу крамольное мнение. Думаю, оппозиция вошла в блокирование по одной простой причине: здесь вопрос не в кнопке и не в том, как голосовать.

Они должны были поднимать вопрос о Тимошенко в преддверии очередного обвинения в заказном убийстве. И поскольку, со слов оппозиции, позиция в этом вопросе слабенькая, решили от этой темы уйти, придумав другую проблему.

Вы помните, сначала заявили, что надо провести внеочередную сессию? Потом все как корова языком слизала, и началась проблема кнопки. Потому что можно рассказывать про газовое соглашение, про репрессии, но убийство человека - это серьезное обвинение.

Мы тогда заявили, что готовы обсудить в парламенте этот вопрос. Хотя, как по мне, профессионально это не совсем правильно. По кнопке смотрите, как интересно. Кричали: "Даешь кнопку!". Души в этой кнопке не чаяли, а через три недели выяснили, что кнопка не работает. Зачем было тогда эту кнопку делать?

- Это мелочь. А если принципиально: вы за то, чтобы депутаты ходили и голосовали?

- Абсолютно за то, и у меня глубокое убеждение, что депутат обязан ходить на работу. Это его работа - ходить на заседания парламента и комитетов. Если депутат не ходит, то зачем тогда ему находиться в парламенте?

Депутат должен быть работающим, и наша фракция всегда это поддерживала. Это очередной миф, что фракция Партии регионов, видите ли, не хочет, чтобы лично ходили. Неправда, мы каждый раз поднимали этот вопрос.

Давайте вспомним предыдущий парламент. В зале 20 человек, но тот "закрыл" восемь кнопок, тот шесть, тот пять. Это безобразие, такого быть не должно!

- Среди депутатов обсуждается идея политического возмездия. Прогнозируют встречную охоту на ведьм - как сейчас поступают с Тимошенко, так потом могут поступить в отношении любого "регионала" или любого члена правительства. Вы понимаете, о чем идет речь?

- Если член правительства, депутат, журналист - простите меня ради бога за аналогию - совершит правонарушение, то он должен за это отвечать. Возьмите вот в европейских странах - никто же не кричит, что репрессия или еще что-то. Вон Саркози после выборов сразу сходил, так сказать, пообщаться в прокуратуру.

Сегодня, несмотря на голословные заявления, не приведены конкретные факты, чтобы кто-то из депутатов, министров или еще выше совершил какое-либо правонарушение. Голословно можно обвинять кого угодно.

"Не люблю заказные статьи"

- Вы свободно отвечаете на телефонные звонки. Почему с вами не было ни одного интервью вот такого формата, как сейчас?

- Почему не было? Было.

- В издании "Власть денег" было небольшое интервью, если не брать в регионах, которые отчасти были за деньги. В частности, предвыборные в Умани.

- Я вам сразу говорю, что я за интервью деньги не плачу никогда.

- Слава богу, мы не просим.

- Может поэтому их не так много. В газете "Власть денег" - ну почему оно маленькое? Обычное интервью, вопросы где-то похожие на ваши. Вот сейчас я за сто дней отчитывался в округе, давал большое интервью.

Я ушел от снобизма, что вот на округе какие-то газетки. Там тоже живут люди и много читают. Например, местную газету читают больше, чем, вы уж меня простите, "Украинскую правду". "Украинскую правду" читает политическая элита, а простые трудящиеся ее не особенно читают, кстати.

Опять же, что удручает? Вот мы с вами второй час беседуем, а я за последнее время только подал ряд законопроектов, связанных с развитием Черкасского региона, и вообще с социальной сферой. Но почему-то эта деятельность вас не интересует. А вот высокие взаимоотношения с Черновол - интересуют.

- В Умани вы публиковали платные тексты?

- Из чего это видно, что я давал платные тексты?

- Нам попадались в руки рекламные бюллетени с "заказными" Вашими интервью.

- В Умани бюллетеней нет, могла быть наша агитационная рекламная продукция - так это нормально. А то, что мы платили, чтобы о нас написали что-то, это извините. Я понимаю, что с нами и поговорить-то не о чем бесплатно.

- То есть вы никогда материалы не заказываете?

- Нет.

- Но заказывали?

- Ну, рекламные ролики какие-то давал.

 

- Вы платили деньги журналистам за тексты?

- Чтобы я сказал "напишите в форме интервью, что я классный"?

- "Напишите, что я не отец тендерной мафии", например?

- Нет.

- А почему по рынку СМИ "гуляет" такая информация? Многие журналисты нам лично рассказывали о подобных предложениях с вашей стороны.

- Вы уж не обессудьте. У вас то "говорят", то "многие", то "ваши оппоненты". А поконкретнее?

- Мы же не юристы. У нас работа строится на том, что мы тому позвонили, с этим по секрету пообщались.

- Если бы я платил деньги за интервью, то наверное бы все писали, какой я классный. Вам в Киеве кажется, что вы тут написали...

- Да нет, мы понимаем, что нас конечно же никто не читает в регионах ….

- Я могу сейчас с вами приехать в любое село, которое у меня на округе, собрать сходку, сказать: "Вот люди ко мне приехали с претензиями. Говорят, что я сволочь, мафиози и так далее".

Был инцидент на выборах. Приехали люди, начали рассказывать обо мне и с трудом уехали. Наверное, если бы меня там не было, мог бы произойти самосуд. Извините, я популярен. За меня села отдавали 50% голосов, и мне ни один человек не говорил еще, что я подонок.

- Почему именно вы являетесь рекордсменом по количеству судов с журналистами?

- А разве я являюсь рекордсменом?

- Да.

- Я не могу с вами согласиться. У меня было только девять судов с журналистами. Точнее, с тем, кто называет себя журналистом, кроме Марусова. Мало того, я их, по-моему, выиграл, даже не помню. Потом просто перестал ходить, это бесполезно.

А больше я не помню, чтобы мы судились с какими-то журналистами. С госпожой Черновол я сначала думал судиться, а потом передумал. Просто нужно тратить время и силы, доказывать то, что очевидно.

- Полгода назад мы пытались сделать с вами интервью. Вы тогда называли другие цифры судов и попыток судиться.

- Попыток судиться - да. Артем Шевченко рассказывал, что пьяный депутат Яценко ехал, протаранил машину, потом оказалось, что все это неправда.

Ну, отправили ему мировую угоду по его инициативе. Хотя правильнее было, конечно, до ума довести и наказать. Но просто не хочется тратить на это время. Я не настолько кровожадный к вашей братии, как вам может показаться.

- Вы называли цифру - более 50-ти судебных исков.

- Так это касается господина Марусова, но я его журналистом не считаю. Если человек писал только о Яценко всю свою жизнь, какой же он журналист? Я ему позвонил и сказал: вы должны молиться, чтоб я был жив-здоров. Потому что если я завтра помру, у вас смысл жизни исчезнет, не о ком будет писать.

- Каково место Василия Цушко (глава Антимонопольного комитета) в вашей жизни?

- Мы с ним хорошо знакомы. Одно время даже вместе работали с Василием Петровичем. Я тогда был помощником народного депутата, это был то ли 1999 год, то ли 2000 год. За годы общения все поменялось очень сильно - и я поменялся, и господин Цушко.

Сейчас у меня с ним отношения ровные, спокойные, доброжелательные, но общаемся мы редко. Вот, собственно, и все.

Василий Цушко был одним из депутатов, имевших отношение к Тендерной Палате. Фото news.nikcity.com

- Весной 2010 года появилась новость, что Василий Цушко ударил вас. Что тогда произошло?

- У меня простая версия: я пришел на работу, открыл интернет и обнаружил, что, оказывается, был конфликт в форме драки. Никогда мы с Василием Петровичем Цушко не дрались, и таких конфликтов у нас никогда не будет.

- Вам скучно без депутата Сергея Осыки в парламенте?

- Ну, Осыка ж не моя девочка, извините за юмор, что мне должно быть скучно. Сергей Григорьевич - уважаемый человек, депутат, много лет был министром.

- С кем вы сейчас сотрудничаете так, как с Осыкой в свое время?

- Да я со всеми людьми нормально контактирую по рабочим вопросам. Мы работали, но это очередная легенда, что Яценко и Осыка - тандем. Такого никогда не было, хотя я с уважением к нему отношусь.

- Но с Хомутынником у вас сейчас не такие отношения, как были с Осыкой?

- У меня вообще со всеми коллегами нормальные отношения.

- А с кем из Партии регионов вы дружны больше всего?

- У меня со всеми ровные отношения. Я вообще не тусовщик, а сторонник рабочих отношений.

- Вот вы сидите рядом с Алексеем Азаровым. Какие у вас отношения?

- Это был первый день, а потом нас пересадили, уже три раза пересаживали.

- А кто руководит пересадками?

- Знаете, я это вообще не одобряю. Мне не понятна логика, просто не хочется время тратить, ссориться. Нас уже пересаживают третий раз. Я не знаю, для чего. Мне все равно, где находиться. Опять же, нас не садят так, как детей: кто с кем дружит или для перевоспитания.

 

- Мы понимаем. Просто у некоторых депутатов их будущее определяется тем, кого рядом посадили. Бывают такие рассказы: у меня все сложилось только потому, что однажды возле меня сидел…

- Это философский вопрос.

- Что нужно сделать, чтобы сидеть рядом с такими людьми, как Ефремов?

- Ефремов - руководитель фракции. У нас нормальные рабочие отношения, я могу к нему попасть равно как и любой другой депутат фракции. Никогда такого не было, чтобы Александр Сергеевич не отзвонился кому либо из депутатов.

- И все таки, дорогого стоит сидеть, скажем, ближе к Виктору Януковичу-младшему?

- Я себя считаю человеком самодостаточным. Мне все равно, с кем сидеть рядом. Если у меня возникают вопросы к министерствам, я просто через приемную записываюсь и готовлю соответствующее письменное обращение.

Мне в детстве очень нравился мультфильм "Маугли", помните? Там ходил Шерхан, такой большой тигр, а рядом бегал маленький шакал. Так вот, я не шакал, и никогда не хожу за кем-то хвостиком.