Пітер О'Браєн: Альтернативна енергетика для іноземних компаній перестане існувати

Пітер О'Браєн: Альтернативна енергетика для іноземних компаній перестане існувати

Четвер, 29 листопада 2012, 14:15 -
При діючому тарифі 11,3 євро за мВт/год рентабельність вітрової станції - 15-20%. Для більшої рентабельності потрібен дуже сильний вітер. Термін окупності при цьому - сім років. Без "зеленого тарифу" рентабельність - нуль.

Альтернативна енергетика в Україні - галузь, яка поки що не обтяжена довгою історією. Однак за напруженням пристрастей вона дедалі більше стає схожою на мексиканський серіал.

Як і в будь-якому бізнесі "по-українськи", тут з'являються свої нюанси, а правила гри змінюються миттєво. Так само відбувається і з учасниками ринку.

З одного боку, існує чимало історій про пройдисвітів, які шукають інвесторів за кордоном, а потім безслідно зникають з грошима. З іншого - є низка винахідливих компаній, які успішно качають гроші з державного бюджету.

Мабуть, тому невеликі проекти в цьому бізнесі порівнюють з невеличким родовищем нафти чи газу. Запаси та обсяги видобутку невеликі, але на джип та хліб з маслом вистачить.

У пошуках відповіді на одвічне питання "Кому це вигідно?" ЕП зустрілася з Пітером О'Брайеном - головою робочої групи з вітроенергетики Європейсько-українського енергетичного агентства, регіональним директором фірми EuroCape.

- Требования законопроекта №10183 к компаниям, желающим работать на украинском рынке альтернативной энергетики, созвучны с нынешней редакцией закона "Об электроэнергетике".

В частности, положение, которое дает право фирмам получать выгодный им "зеленый тариф" при закупке у них "альтернативного" тока государством лишь взамен на использование определенной части оборудования отечественного производства, осталось тем же.

Эти нормы действуют уже несколько лет. Почему же тогда заинтересованные компании начали жаловаться на закон только сейчас?

- Поправки к законопроекту №10183 ко второму чтению, поданные народным депутатом Глущенко, стали катализатором, который активизировал рабочую группу Европейско-украинского энергетического агентства.

ЕУЭА объединяет пять крупнейших международных девелоперов ветряных электростанций (ВЭС), работающих в Украине.

В тексте был предложен новый подход к определению "местной составляющей" (процента отечественных деталей в оборудовании для ВЭС. - ЭП).

Когда мы начали его анализировать, то поняли, что выполнить эти требования будет крайне затруднительно. Все международные производители оборудования будут вынуждены отказаться от сотрудничества в рамках проектов в Украине. Это означает тупик для нашего бизнеса по сооружению ветроэлектростанций.

Первоначально изменения в закон "Об электроэнергетике", где появились требования к "местной составляющей", были приняты в октябре 2008 года. В апреле 2009 года была сделана довольно большая переработка этого закона.

Именно эта редакция считается началом полноценной работы системы "зеленого тарифа", и уже тогда в законе были требования по "местной составляющей".

Фото wikipedia.org

- 15% "местной составляющей" до конца 2012 года, 30% - до 2014 года и 50% - с 2014 года?

- Да. Но произошли события, которые поменяли ситуацию. В декабре 2011 года были приняты изменения в закон "Об электроэнергетике", где было сказано: проекты, которые получили разрешение на строительство до 1 января 2012 года, освобождаются от соблюдения требований "местной составляющей".

- И какие проекты стали счастливчиками?

- Полагаясь на публичные источники и заявления самих компаний, могу сказать, что разрешения на строительство имели проекты "Дтэк", некоторые проекты "Ветряных парков Украины", несколько проектов Activ Solar и проект "Конкорд групп".

Они полностью выведены из-под требований по соблюдению "местной составляющей". Также к их числу можно отнести более мелкие проекты, не превышающие 20 мВт, компаний "Виндкрафт" и "Эко Оптима".

- И какие мощности попали под действие этой нормы у крупных компаний?

- У каждой из указанных компаний, кроме "Конкорд групп", общий портфель проектов примерно на тысячу мегаватт. А освобождены от соблюдения требований по "местной составляющей" примерно несколько сотен мегаватт.

- То есть они даже не подпадали под требование о соблюдении 15%?

- И не подпадают по-прежнему. Эти компании могут работать с Vestas, могут работать с Siemens, с General Electric, с кем угодно.

Второе, что изменилось: только в сентябре-октябре 2012 года были приняты нормативно-правовые акты (постановление Кабмина и НКРЭ. - ЭП), которые определили процедуру и порядок подсчета "местной составляющей".

Почему это важно? С апреля 2009 года по сентябрь 2012 года не было ни одного нормативно-правового документа, который бы объяснял, что такое "местная составляющая", как она работает, как она подсчитывается и кем.

Большие компании не могут принимать решения на десятки миллионов долларов, если они не видят перед собой четкой процедуры. Им нужно сделать бизнес-план, оценить риски. А предложения депутата Глущенко, меняющие правила в процессе игры, - это как раз то, чего боялись все иностранные инвесторы.

Нормативні значення вітрових навантажень

Джерело: Інститут зонування

К тому же многие компании из нашей рабочей группы начали проекты в начале 2008 года и рассчитывали завершить работу года через два, а не к 2014 году. Но оказалось, что девелопмент проектов в Украине требует больше времени.

Когда были внесены изменения в закон, которые освобождали часть компаний от требований по локальной составляющей, мы поняли, что рынок разделяется.

А когда произошло третье событие - появились поправки господина Глущенко, то мы поняли, что скоро такой сектор инвестиций для иностранных компаний в Украине как возобновляемая энергетика просто перестанет существовать.

- Чем это чревато для проектов, которые не будут завершены в 2012 году?

- Мы считаем, что шансы реализовать проекты будут равны нулю. Сегодня требование 50-процентной "местной составляющей" в Украине - это нереально. Если нельзя выполнить это условие, нельзя получить "зеленый тариф", и экономика проекта перестает быть экономически выгодной.

Фонды, банки или частные инвесторы просто не пойдут на финансирование, ведь срок окупаемости проекта будет равен сроку "жизни" самой станции.

- Можно ли наладить в Украине выпуск оборудования, чтобы успеть выполнить требования законопроекта по "местной составляющей"?

- Даже если компании начнут этот процесс сейчас, это займет два-три года. У Fuhrländer Wind Technology, небольшого завода по сборке турбин в Краматорске, это заняло пару лет. Но поставьте себя на место потенциального инвестора.

Предположим, сейчас кто-то решит вкладывать деньги в производство башен. Но какая гарантия, что в середине 2013 года не выйдет новая поправка к закону, где будет указываться, что башня - это не более чем 5% от "местной составляющей"?

Мы не против "местной составляющей". Мы предлагаем построить систему "бонус-штраф". Ее суть в том, чтобы не лишать "зеленого тарифа" компании, которые выполнили требования по "местной составляющей" не полностью.

К примеру, при требовании 30% достигнут уровень 27%. Тогда эта компания может претендовать на получение "зеленого тарифа", но его размер будет меньше на 10%. А компания, перевыполнившая максимальное требование закона, к примеру, 53%, получит 10-процентный бонус к тарифу.

Если бы вопрос был урегулирован таким образом, то каждая фирма могла бы принимать для себя решение о модели развития, а не оказалась бы в тупике.

Вітряки у Греції. Джерело: wikipedia.org

- Возможно, крупные компании, работающие на этом рынке, просто хотят урезать конкуренцию и реализовать проекты на все 6 тыс мВт, которые предусмотрены в проекте Энергетической стратегии?

- Возможно, но мы считаем, что на свои средства они могут построить несколько сотен мегаватт, а для тысяч мегаватт нужны займы, проектное финансирование, а кредитные ресурсы для таких проектов внутри Украины привлечь нереально.

Нужно обращаться в международные финансовые организации или использовать схемы экспортного финансирования. А международные банки будут финансировать только проекты с международным оборудованием, которое давно доказало свое качество.

- Можно ли привлечь для таких проектов китайское финансирование?

- Мы общались с китайскими компаниями, и они подтвердили свою заинтересованность. Для проектов от 500 мВт они даже готовы построить здесь завод, который будет собирать лопасти, мачты, башни. Главное, чтобы были подписанные контракты. Они тоже могут идти на некоторые уступки.

Например, отдать часть инфраструктурных работ местным подрядчикам и компаниям. Однако существует сложный вопрос качества их оборудования и возможности предоставления долгосрочных гарантий.

- Сколько времени нужно для строительства ВЭС?

- В Европе реализация среднего проекта на 50 мВт занимает семь-восемь лет: от замера ветра до ввода в эксплуатацию. У нас в Украине в основном большие проекты, от 100 мВт. Большинство девелоперов планировали уложиться в пять лет, но сейчас при благоприятных обстоятельствах это, скорее, пять-семь лет.

Само строительство занимает половину этого срока. Это самый длинный этап. Возведение ВЭС на 200 мВт может длиться два с половиной года. Меньшие проекты могут быть реализованы быстрее.

- Какова структура затрат?

- На строительство идет не более 20% денег. Около 10% инвестиций уходит на подключение станции к сети, а 70-75% средств уходит на саму ветротурбину - ее изготовление, доставку, монтаж.

Вітряк в Україні. Фото УП

- А по солнечным электростанциям?

- Проектные и строительные работы - 10-15%, 5% - подключение, а 60-65% - это оборудование, в основном, модули. В данном случае технические решения, конечно, намного проще, чем по ВЭС.

- А как влияют на стоимость и рентабельность проектов действующие льготы по импортным пошлинам и НДС?

- Вопросы НДС при импорте или налоговых льгот, безусловно, важные, но не смертельные для окупаемости проекта. Пока действует "зеленый тариф", он перекрывает возможные риски или проблемы.

НДС на ввоз оборудования нужно заплатить, но его можно компенсировать позже путем зачета будущих налоговых обязательств.

Однако для этого нужен хороший контакт с налоговой службой, чтобы они согласились с фактом накопления многомиллионного налогового кредита, который будет впоследствии компенсироваться налоговыми обязательствами.

В принципе, эта норма четко предусмотрена законодательством, но налоговики обычно не любят, когда налоговый кредит "висит" несколько лет.

То есть в финансовых потоках проекта нужно принять "на входе" дополнительные 20% от стоимости оборудования, которые надо заплатить в бюджет при растаможке оборудования, но в течение нескольких лет эти деньги возвращаются.

- То есть НДС при ввозе уплачивается, а таможенные пошлины?

- Если НДС - это возвращаемые деньги, то таможенная пошлина - это потерянные деньги.

- Сколько на это уходит средств?

- По турбинам пошлина небольшая была. Поскольку появился завод Fuhrlander в Краматорске, то сейчас она может вырасти. То есть раньше она была почти нулевая, потому что не было украинского производства. Обычно пошлина вводится с целью защиты местного производителя.

- А что происходит с налогом на прибыль?

- До 1 января 2021 года предприятия альтернативной энергетики освобождены от налога на прибыль при условии инвестирования соответствующей суммы в то же производство.

То есть мы строим электростанцию, и вместо того, чтобы получить прибыль и заплатить дивиденды, мы имеем право их инвестировать в дальнейшее развитие этого или аналогичного бизнеса.

- Какова рентабельность ВЭС при действующем тарифе?

- При действующем тарифе 11,3 евро за мВт/час мы видим по ряду проектов рентабельность 15-20%, не больше.

Для рентабельности больше 20% нужно, чтобы был очень сильный ветер. Срок окупаемости при этом составляет шесть-семь лет. При отсутствии же "зеленого тарифа" рентабельность - ноль.

- Подключение к сети происходит за счет средств девелопера?

- В законе написано, что можно подключиться где угодно и за счет владельца сетей, но реально эти затраты ложатся на девелопера. Мы это изначально понимали, поэтому закладывали в бизнес-план как наши затраты.

Хотя, конечно, надеемся, что законодатель придумает схему компенсации инвестору. Но даже если построить линии выдачи мощности за свои средства, появляется другая проблема - мы должны передать это на баланс "Укрэнерго".

- А почему не получится передать на баланс "Укрэнерго"?

- С налоговой точки зрения "Укрэнерго" должно начислить и заплатить НДС. А деньги, которые мы вложили, мы как бы подарили, и тогда нужно заплатить налог на прибыль.

- Есть ли подсчеты, какую общую мощность альтернативной энергетики можно подключить к энергосистеме Украины?

- К сожалению, этот вопрос пока не изучен. Должно быть заключение "Укрэнерго", у них есть данные для такого анализа, но они ничего не публиковали. По экспертным оценкам суммарно на все виды - ВЭС и СЭС - до 3 тыс мВт. Больше пока запустить нереально.

- Как выбирается место для проектов?

- Девелоперы обращаются в "Укрэнерго" и спрашивают: "Мы можем в этом месте построить 200 мВт?". "Укрэнерго" говорит: "Можете, если сделаете такие мероприятия: проведете линию, подстанцию построите". Это и есть техусловия.

Поэтому, если "Укрэнерго" выдало техусловия на подключение к сети, это, в принципе, означает, что мы можем такую мощность выдать в сеть.

Сложность в том, что такие данные "Укрэнерго" не публикует. На его сайте нет раздела, где бы они публиковали, сколько выдали техусловий, каким проектам, в каких регионах, и сколько их еще можно выдать. В других странах Европы такие процедуры есть, эта информация - публичная.

Нужно также понимать, что такие оценки делаются исходя из нынешнего состояния сетей. Но они могут быть пересмотрены в сторону увеличения, если сети модернизируется.

- Сколько девелоперов, подавших заявки на подключение, получили разрешения на строительство?

- Разрешения на строительство выдаются местными органами самоуправления. Увы, эта информация не централизована и не существует некой обобщенной базы, в которой такие цифры можно было бы узнать. Мы считаем, что разрешения на строительство получили проекты суммарной мощностью не более 1 ГВт.

- Есть ли коэффициенты соотношения между альтернативными источниками и маневренными мощностями, необходимые для их замещения?

- Таких коэффициентов пока нет. Многое зависит от того, сколько и в каких районах находится ВЭС и СЭС.

Нужно делать сложную имитационную модель, ведь чем больше мощностей ВЭС, тем меньше перепады от их простоя. Не бывает ситуации, когда во всей стране нет ветра, и чем больше станции диверсифицированы географически, тем лучше.


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!