Голова НВО ім. Фрунзе: ми запускали у космос ще Гагаріна

Голова НВО ім. Фрунзе: ми запускали у космос ще Гагаріна

П'ятниця, 21 січня 2011, 11:47 -
Кризу використовували часто для виправдання своєї поганої роботи. Вона торкнулася будівельників, коли банки припинили кредитування. На мільйони скоротився випуск автомобілів, тому металурги постраждали. А машинобудівників це все похитнуло лише трохи, тому що газ треба качати, нафту добувати.

Сумське НВО ім. Фрунзе - одне з найбільших машинобудівних підприємств України і часто привертає до себе увагу завдяки своєму основному акціонеру Костянтину Григоришину.

Але існує ще одна фігура, яка грає ключову роль у роботі підприємства - президент Володимир Лук'яненко.

Його роль в управлінні була великою, хто б не був головним акціонером НВО, нічого не змінилось і з приходом Григоришина. А цього року він відзначив 50-річчя своє трудової діяльності, а ще у 80-х роках керував міністерством хімічного та нафтового машинобудування СРСР за Михайла Горбачова.

Лук'яненко - один з тих людей, хто ніколи не піде на пенсію. Про його впливовість свідчить той факт, що з початком Незалежності України, він був один з небагатьох "червоних директорів" з ким рахувалися всі президенти, хоча Лук'яненко і не є власником великої фінансової-промислової групи

Минулого року зібрання акціонерів прийняло  рішення продати 78% акцій, а ще раніше частина акцій була придбана кіпрськими компаніями.

Лук'яненко публічно тримається осторонь конфліктів акціонерів, наголошуючи на тому, що він займається виключно виробничими процесами та розвитком підприємства. Всі спроби дізнатися точку зору Лук'яненка відносно корпоративних конфліктів закінчувались нічим.

Менше з тим, він володіє іншою, не менш важливою інформацією, яка буде корисна не тільки потенційним інвесторам, адже акції НВО котуються на біржі, а також поглядом людини, що живе в машинобудуванні вже 50 років та розуміє вітчизняну промисловість зсередини.

Компанія сьогодні щільно працює над участю в модернізації ГТС. Лук'яненко говорить про це, як про реальний проект, і намагається зіграти в ньому ключову роль. Його близьке знайомство з Віктором Януковичем дає йому підстави вважати, що участю у проекті компанія не буде обділена.

- Как вы оцениваете промышленную политику власти - новой и предыдущей? Что изменилось? Какова она должна быть в идеале?

- К сожалению, бывшее правительство и высшее руководство совершенно никакого внимания на развитие национальной промышленности не обращали.

При Леониде Кучме было все диаметрально противоположно, а после него, поддержки национального производителя по сути не было.

Вот вам пример: полетело бывшее правительство в Японию, подписало меморандум о том, что японцы будут модернизировать газовые компрессорные станции Украины. Хотя именно с помощью наших агрегатов - завода имени Фрунзе и николаевского завод "Заря" - качается почти 50% газа бывшего СССР.

Казалось бы, кто должен был быть привлечен к модернизации газотранспортной системы? Мы, "Заря", "Моторсич" и ряд других украинских предприятий, связанных с газовой промышленностью.

Но даже тепловозы и те мы покупаем в Корее. Какая же это государственная промышленная политика?

- А с вами вообще не говорили об участии в модернизации ГТС?

- Мы стучались во все двери, но нас услышали лишь тогда, когда начались выборы. Мы говорили им: как же так можно относиться к национальному товаропроизводителю?

Лишь Виктор Янукович обещал поддержку. А предыдущее правительство говорило, что они нам дадут то, это... Вот и вся политика.

Когда Кучма ездил по СНГ и другим странам, он всегда брал с собой 15-20 промышленников, в том числе и меня. Поездки были в Туркмению, Грузию, Татарстан...

И мы могли предлагать наше оборудование при государственной поддержке, что отражалось в протоколах, которые подписывали президенты. Но за прошедшие пять лет, до прихода новой власти, этого не было.

- Разве теперь что-то изменилось?

- Многое. Казалось бы, ничего особенного сделано не было, но наша загрузка по заказам для России выросла до 300 миллионов долларов.

Это говорит о том, что отношения с Россией были восстановлены, и россияне хорошо относятся к своим партнерам в Украине, а когда на высшем уровне наладились отношения, то это прямо сказалось и на предприятиях.

Мы снова получили приоритет в России, а также в Казахстане и Узбекистане. Нам не нужно льгот. Мы готовы бороться за заказы и на конкурсной основе, лишь бы они были справедливыми.

Но когда принимается решение закупить американские или немецкие компрессоры для ГТС, несмотря на их дороговизну, а они на 30-40% дороже, чем у нас, всегда все ссылаются на высшее руководство.

У нас 95% продукции идет на экспорт. Почему мы не делаем поставки внутри страны? Почему Украина импортирует оборудование, которое по уровню не лучше нашего?

- Россия остается для вас основным рынком сбыта, верно?

- Да. Мы были изначально на нее ориентированы. Еще 100 лет назад завод поставлял в Россию оборудование для сахарных заводов. Для нас Россия - это все.

- То есть пока Украина дружит с Россией, и у вас все хорошо...

- Конечно! У нас там все друзья - все руководители, механики... Но когда правительство говорит нам "не увлекайтесь", приток заказов уменьшается.

У нас то скандал с Бандерой, то с Черноморским флотом, то еще что-то... Это мешает.

А мы ведь поставляем оборудование и для атомных станций, подводных лодок, стартовых космических комплексов. Если будет доверие между правительствами, мы будем иметь дополнительные заказы.

- Это правда что, ваше НПО занималось и ракетостроением?

- Вы видели репортажи с Байконура? Вот стоит ракета, отходят фермы и стрелы, и ракета взлетает. Так вот это - наше оборудование. Хотя не только это. Так же мы делаем системы заправки ракет и системы жизнеобеспечения и прочее.

Во времена Союза, чтобы заказать у нас запчасть, нужно было получить наряд в Госснабе, в министрествах, потом наряд приходит на завод, надо все согласовать, утвердить...

Уйма времени уходила на это. Но к нам приезжали космонавты, и мы обходили эти бюрократические препоны. Мы помогали им. Они это оценили и наградили меня медалью.

Стоит отметить.что в ближайшее время российским генподрядчиком будет запущен новый стартовый комплекс в Экваториальной Гвинее, для которого мы также поставляли аналогичное оборудование.

 

- Вернемся в наше время. Модернизация ГТС - каковы реальные планы в этой сфере? Не мифические, а реальные...

- Вы серьезные вопросы задаете... Видите ли, если паровоз долго использовать, хорошо обслуживать его, он может прослужить и 100 лет, но при этом он все равно изнашивается, снижается КПД его работы. То же самое с компрессорными станциями.

Украинские специалисты-газовики - они высокого класса. Станции, как правило, стоят на отшибе рядом с каким-то поселком, это их работа и жизнь, они за нее держатся и следят за станциями тщательно, ремонтируют, и это дает возможность работать станциям и дальше. Но КПД турбин снизился, оборудование изношено.

Замена отдельных деталей не поможет. Нужно полностью менять основную часть оборудования: турбины, компрессоры, автоматику. Благодаря этому повысится КПД, мощность, будет меньше сжигаться газа для привода турбины, и работа будет стабильной.

Уже разработан полный перечень станций и перечень работ по всей стране. Нас заверили, что мы будем как минимум активными участниками модернизации, но будут и немецкие, и итальянские компании.

Вопрос всего лишь в деньгах. Новый бюджет принят, будет утвержден инвестор, а что и как делать, мы знаем. Уже есть определенные подвижки, есть контракты на отдельные станции.

- Собственник завода - Константин Григоришин, большим пакетом владеют братья Суркисы. На этой почве достаточно часто возникают конфликты среди акционеров...

- Эти вопросы решаются в соответствии с украинским законодательством. Между акционерами, владеющими 84% акций разногласий нет и данная ситуация не отражается на работе предприятия. Зона моей ответственности - производство и стратегическое развитие предприятия.

- Скажите, вы согласны с некоторыми депутатами, в частности, с Инной Богословской, которая сказала, что новый Налоговый кодекс полностью искоренил коррупционную составляющую при возврате НДС? Как это происходит с НПО, ведь вы - один из крупнейших экспортеров?

- Я отвечу на ваш вопрос, а также на тот, который вы не задали. Меня давно спрашивают, как нам возмещают НДС?

Как так вообще получается, что нам его возмещают? Меня как-то вызывал прошлый губернатор и спрашивал, сколько по НДС мне не вернули? Да нет у нас невозврата! Нету! Да, есть проблемы, задержки, но мы все решали.

Не было у нас такого, как у Владимира Бойко на ММК Ильича, когда ему должны были миллиард. Нам задерживали 20-40 миллионов, но мы не страдали - в конце-концов все возмещали или по-другому засчитывали.

Коррупция в возврате НДС есть там, где есть фиктивный экспорт: по бумагам купил, а по факту ничего не вывез из страны. А мы же вагонами вывозим оборудование.

- Но ведь и Бойко работал, так же как и вы - экспортировал металл, а не пустые ящики...

- Ну, может, там были суммы другие... (смеется)

Там же и было что делить, там Ахметов, Тарута... А мы градообразующее предприятие, мы платим много налогов, и все прекрасно понимали, что если не дать нам НДС, не будет налогов, не будет зарплаты.

- Для вас кризис закончился? Как вы его пережили?

- Кризис использовали многие для оправдания своей плохой работы. Кризис затронул строителей, когда банки прекратили кредитование, и в какой-то степени металлургов.

На миллионы сократился выпуск автомобилей, поэтому металлурги пострадали. А машиностроителей это все поколебало чуть-чуть, как такового кризиса для нас не было, потому что газ надо качать, нефть добывать.

Да, заказов стало чуть меньше, зато потом они удвоились. Мы, как ориентированные на газ, нефть и химию, кризиса не ощутили. 2011 год будет рекордным - мы загружены заказами и даже перегружены.


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!