Україна: у пошуку конкурентноздатності

Україна: у пошуку конкурентноздатності

Середа, 20 січня 2010, 16:05 -
Виручає ж держава недбайливих банкірів, надаючи установам рефінансування. Чому ж тоді заради відновлення довіри людей до фінансової влади та отримання призу вартістю 50 мільярдів вона не може допомогти фізичним особам? (рос.)

Повышение конкурентоспособности страны невозможно без масштабных капиталовложений.

Любая программа модернизации Украины без определения общих инвестиционных потребностей и конкретных источников финансирования - фантазия на вольную тему.

Исходя из перечисленных структурных препятствий и вызовов, стране в ближайшие десять лет потребуется более 300 миллиардов долларов.

На модернизацию транспортной инфраструктуры необходимо потратить 100 миллиардов долларов, столько же - на повышение производительности труда, 60 миллиардов долларов - на ремонт жилищно-коммунального и энергетического секторов.

В 50 миллионов долларов обойдется решение вопросов энергетической эффективности и в 13-20 миллионов - улучшение работы банков. И даже если некоторые приведенные цифры взаимно "поглотятся", в любом случае речь идет о неотложном финансовом плане Украины.

Где взять такие средства?

Деньги для повышения конкурентоспособности страны возникают из двух источников - прибылей корпоративного сектора, включая прямые иностранные инвестиции и корпоративные заимствования, и расходов госбюджета, финансируемых за счет его профицита или дефицита.

Прогнозировать капитализацию корпоративной прибыли в Украине - дело неблагодарное. В стране нет четко выраженной промышленно-инновационной фискальной политики, которая бы стимулировала капитализацию корпоративной прибыли в целях структурных реформ.

Возможный подход состоит в налоговой реформе и налоговой амнистии, однако их варианты до сих пор бродят коридорами власти.

Докризисного потока инвестиций в банковскую систему, розничную торговлю и недвижимость сейчас ожидать не стоит. И хотя именно развивающиеся страны становятся у инвесторов "модой дня" из-за роста сырьевых цен, Украина имеет серьезных конкурентов - Россию и Китай.

Инвестиции будут доставаться Украине по остаточному принципу и только в случае реформирования системы налогообложения, упрощения ведения бизнеса и уменьшения уровня коррупции. Все это облагает бизнес дополнительным 10-процентным налогом.

В среднем, в год Украина может получить 3 миллиарда долларов инвестиций. За десять лет - это 30 миллиардов долларов.

Кредиты международных финансовых организаций - Мирового банка, ЕБРР, Европейского инвестиционного банка - это 2 миллиарда долларов в год, или еще 20 миллиардов в 2010-2020 годах.

Приток в Украину частных иностранных займов, кроме кредита МВФ, прекратился в 2009 году, а их стоимость - ставки рефинансирования в конце 2009 года составляли 57% по финансовому сектору и 123% по нефинансовым компаниям - отражает дефолтные ожидания кредиторов.

Конечно, коммерческое кредитование украинского бизнеса со стороны международного рынка капиталов возобновится. Однако средства будут дорогими, и получить их удастся лишь под самые отборные проекты.

Доходы от приватизации также могут быть источником денег для модернизации. Если интерес стратегических инвесторов к украинским активам возродится, то можно ожидать до 2 миллиардов долларов в год доходов от их продажи, всего - 20 миллиардов долларов.

"Зеленые" инвестиции способны стать источником финансирования проектов по развитию энергетической эффективности и альтернативных видов энергии.

В 2009 году Украина получила от продажи выбросов 500 миллионов долларов. Если этот источник даст 1 миллиард долларов в год, это еще 10 миллиардов долларов за десятилетие. Есть и другие резервы.

Ежегодно за границу из-за пресса налоговой системы уходит 8 миллиардов гривен, система фиктивных льгот "съедает" 30 миллиардов, 3-5 миллиардов недодают в бюджет уклоняющиеся от уплаты налогов физлица, 2-3 миллиарда тратится на содержание налоговой службы.

Налоговая реформа и ликвидация схем укрывательства налогов даст еще 50 миллиардов долларов. Где взять еще 100 миллиардов долларов для строительства дорог и модернизации инфраструктуры?

Прогнозируемым источником финансирования развития становится дефицит госбюджета. Бытует мнение, поддерживаемое экспертами международных финансовых организаций, что фискальная позиция развивающейся страны должна быть сбалансированной.

Иными словами, государству следует тратить во все периоды ровно столько, сколько оно собирает в виде налогов. И теория, и международная практика опровергают этот постулат.

Исторически фискальные дефициты были не только инструментом нециклической политики, но и важным инструментом финансирования структурных сдвигов, развития инфраструктуры и внедрения инноваций.

Как утверждают сторонники школы "функциональных государственных финансов", сам по себе профицит или дефицит госбюджета - ни хорошо, ни плохо. Вопрос в том, насколько эффективно фискальная позиция государства способствует реализации поставленных целей развития.

Ключевой вопрос - как финансировать дефицит бюджета. Очевидный путь - разумное наращивание внутреннего долга, особенно если страна имеет умеренное соотношение госдолга и ВВП.

При неразвитости внутреннего рынка капиталов для развивающихся стран источником финансирования роста государственных расходов для реализации приоритетов развития есть внутреннее и внешнее заимствование - рост госдолга, либо эмиссия, то есть прямые заимствования правительства у центробанка - печатание денег.

Кстати, основным признаком экономического суверенитета страны и зрелости ее экономической политики есть умение власти прибегнуть при чрезвычайных обстоятельствах, а текущий кризис и есть форс-мажор, к эмиссии для спасения производственных мощностей и уровня занятости.

Это не было сделано в 2008-2009 годах, результатом чего и стало рекордное по мировым меркам падение ВВП Украины.

Альтернатива росту внутреннего долга - повышение налогов. Однако в условиях депрессии или выхода из нее рост налогового бремени - вряд ли хороший инструмент для стимулирования спроса и занятости.

Противники долгового подхода указывают на опасность вытеснения государством корпоративных заемщиков с рынка внутренних заимствований. Опыт других стран говорит о незначительном повышательном давлении на процентные ставки.

Кроме того, при столь глубоком депрессивном состоянии украинской экономики рост внутреннего долга для финансирования инвестиционных проектов просто необходим для поддержания внутреннего спроса.

Общественность опасается, что эмиссия раскрутит инфляцию и разрушит культуру макроэкономической стабильности.

Да, свобода маневра для использования эмиссии при инфляции в 2% и 13% - разные вещи. Однако разумное печатание денег в депрессивной экономике, если эмиссия используется по назначению в инвестиционных целях, не приводит к существенной дополнительной инфляции.

Если экспансионистская фискальная политика достигает основных целей - роста производительности труда, увеличения объемов производства и занятости, то прирост денежной массы компенсируется увеличением спроса на деньги, вызванный приростом экономической активности.

Дополнительная инфляция может возникнуть лишь в том случае, если увеличение спроса происходило на уровне, близком к полному использованию производственных мощностей.

Как утверждал Нобелевский лауреат Джеймс Тобин, "небольшой прирост инфляции помогает смазывать колеса экономики".

И, как метко высказался еще один Нобелевский лауреат Милтон Фридман, "в исторической перспективе в государствах имели место все возможные варианты: инфляция с экономическим ростом или без него, отсутствие инфляции при экономическом росте и без него".

Рекомендации снижать потребление и государственные расходы, то есть "сбалансировать бюджет", откуда бы они ни исходили, а также сжимать денежную массу во время экономической депрессии, что де-факто осуществляет Нацбанк, есть, по меньшей мере, непрофессионализм.

Сейчас соотношение госдолга к ВВП в Украине чуть выше 30% ВВП. Если государство будет поддерживать и финансировать за счет внутреннего долга дефицит госбюджета на уровне 5-7% в год, то при нынешних размерах ВВП это даст еще 50-80 миллиардов гривен в год для дополнительных инвестиций.

Соотношение долга к ВВП может вскоре превысить "черту риска" в 60%, но такие высокие показатели характерны сегодня для многих развитых и развивающихся стран. Дефолт они пока объявлять не собираются.

По оценкам, 25-50 миллиардов долларов лежат в матрацах у населения. Это очевидный и наверняка не самый дорогой резерв прироста внутреннего долга, банковских кредитов и фондовых инвестиций, который необходимо мобилизовать в первую очередь.

Вообще вопрос увеличения внутренней нормы сбережений и использование сбережений для финансирования развития через финансовую систему есть для Украины вопросом выживания.

Что же нужно срочно сделать? Есть два очевидных приоритета, необходимых для успешного финансирования фискального дефицита путем прироста внутреннего долга.

Во-первых, следует вернуть доверие населения к государственным финансам и банковской системе, что позволит привлечь те самые миллиарды долларов, лежащие "в чулках".

Во-вторых, нужно радикально улучшить координацию фискальной и монетарной политики.

В плане укрепления доверия государство должно взять на себя часть бремени по реструктуризации потребительских и ипотечных кредитов наиболее пострадавшей в период кризиса части населения.

Выручает ведь государство нерадивых банкиров, предоставляя учреждениям рефинансирование. Почему же тогда ради восстановления доверия людей к финансовой власти и получения приза ценой в 50 миллиардов оно не может помочь физическим лицам?

Может и должно. Это и будет социальная справедливость, поскольку в период кредитного бума неискушенный заемщик пострадал и из-за недальновидности регулятора и законодателя, допустивших лавинообразный рост кредитных и валютных рисков в системе.

Государство также должно создать государственно-гражданское партнерство по защите интересов потребителей финансовых услуг.

Цель - защитить людей от недобросовестной конкуренции, неправдивой рекламы, ошибок регуляторов, финансового мошенничества, а также повысить уровень финансовой грамотности населения.

Также необходимо скоординировать фискальную и монетарную политику. Это две стороны единой экономической политики страны, которые в Украине существуют по разные стороны "баррикады".

И если речь идет о необходимости мобилизовать огромные инвестиционные ресурсы, в том числе за счет монетизации госдолга, то НБУ как носитель монетарной политики и регулятор кредитования должен при операционной независимости быть неотделимой частью единой машины, осуществляющей экономическую политику.

Как достичь этого? Подобная координация должна осуществляться в рамках нового совещательно-координационного органа - Комитета финансовой стабильности.

Подобная организация существует или создается во многих странах, в том числе и в США, как орган координации фискальной и монетарной властей, а также финансовых регуляторов для достижения и поддержания экономического роста и финансовой стабильности.

Без принятия закона, который "заставил" бы Кабмин, НБУ и других регуляторов обсуждать проблемы финансового сектора, вопрос объединения фискальной и монетарной политики в единую экономическую политику не будет решен и после выборов.

Украине нужна прагматичная и современная национальная идея, имеющая под собой четкую научную методологию, технологию и систему мониторинга. Такая идея - это конкурентоспособность страны.

На ее основе должна быть создана, причем не политиками, а технократами, единая для всей страны стратегия развития на 10-20 лет, которая должна опираться на четкий и реальный финансовый план.

Лидер нации должен честно объяснить народу, как обстоят дела в стране, зажечь его национальной идеей и начать реформы.

Юрий Полунеев, народный депутат Украины, член Совета НБУ

"Экономическая правда" приглашает ведущих экономистов Украины, в том числе представителей всех политических сил, принять участие в экспертной дискуссии вокруг анализа ключевых экономических проблем и путей их решения.


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!