Чим небезпечний для бізнесу механізм блокування ПДВ-накладних

Чим небезпечний для бізнесу механізм блокування ПДВ-накладних

Мінфін та ДФС почали тестувати механізм зупинки реєстрації податкових накладних. Блокування спричиняє істотні ризики для платників податків. (Рос.)
Вівторок, 30 травня 2017, 12:12
управляючий партнер ЮФ ICF Legal Service

Полтора месяца назад Минфин и ГФС начали тестировать механизм остановки регистрации налоговых накладных и расчетов корректировок.

Поскольку его запуск совпал с анонсом нового публичного реестра возмещения НДС, широкой огласки это событие не получило.

Тем не менее, блокировка несет для налогоплательщиков существенные риски. В полноценном режиме эта система заработает с июля (пока блокировка не производится), но к "промышленной эксплуатации" она совершенно не готова.

Механизм приостановки регистрации накладных должен решить две проблемы.

Первая — борьба со "скрутками", когда по документам проходит один вид товара, а покупатель получает другой. С помощью таких схем формируется фиктивный налоговый кредит и как следствие — незаконное заявление НДС к возмещению.

Вторая — одностороннее расторжение договоров о признании электронных документов, чем в последние годы злоупотребляла фискальная служба.

Налоговики оправдывали свои действия тем, что отключение отдельных налогоплательщиков от системы электронного администрирования НДС было единственным способом предотвратить "скрутки". Хотя такие манипуляции в одностороннем порядке Налоговый кодекс запрещает.

Механизм блокировки НДС-накладных должен снять все эти вопросы. Более того, он призван избавить бизнес от необходимости депонировать средства на спецсчета, изымая эти деньги из собственного кармана.

Однако пункт 16 статьи 201 Налогового кодекса, который является законодательной основной для введения механизма блокировки, не описывает процедуру остановки регистрации и критерии, по которым она будет проводиться.

Нормативную базу для применения этого механизма должны были разработать Кабинет министров и Министерство финансов до апреля 2017 года. Пока есть только проект приказа Минфина об утверждении критериев.

Кабмин же не обнародовал даже черновой вариант документа, который будет регламентировать процедуру остановки регистрации НДС-накладных.

Высока вероятность, что подзаконные акты будут приняты под конец тестового периода, а бизнес столкнется с тем, что ГФС начнет злоупотреблять применением нового механизма. Причем такие опасения не беспочвенны.

В упомянутом проекте приказа Минфина можно обнаружить ряд неоднозначных формулировок. Например, вводится термин "нереальная хозяйственная операция". Такая трактовка отсутствует в Налоговом кодексе. Значит, фискалы смогут подогнать под признаки "нереальности" почти любую операцию, что станет удобным рычагом давления на бизнес.

Кроме того, одним из базовых критериев, по которым будет осуществляться блокировка, Минфин предлагает установить наличие фактов несоответствий в кодах УТКВЭД и Государственного классификатора товаров и услуг (ГКТУ).

Иными словами, расхождение в количестве приобретенного и реализованного товара будет поводом для приостановки регистрации НДС-накладной. Фискалов не будет волновать, что несоответствие в кодах и количестве — это зачастую не признак "схемной" операции, а лишь издержки производственного процесса.

Также блокировка может производиться по причине отсутствия лицензий и других документов, удостоверяющих право субъекта хозяйствования на осуществление определенного вида деятельности. Это грозит тем, что ГФС будет приостанавливать регистрацию накладных по формальному признаку.

Непонятно, что делать в такой ситуации покупателю. Остановка регистрации не освобождает продавца от обязанности отразить сумму НДС в составе налоговых обязательств, но покупатель, которому адресована такая НДС-накладная, не сможет претендовать на налоговый кредит, пока ГФС не разблокирует операцию.

К слову, оспорить решение фискалов, связанное с блокировкой накладной, тоже непросто. Плательщик должен предоставить ГФС договора с приложениями, переписку с контрагентами, таможенные декларации, первичные документы по поставке товаров и услуг, хранению и транспортировке, погрузке и разгрузке.

Также в этом списке — складские документы, инвентаризационные описи, расчетные документы, банковские выписки с лицевых счетов, счета-фактуры, акты приема-передачи, накладные, документы, подтверждающие соответствие продукции, наличие трудовых ресурсов, материально-технических и технологических возможностей для осуществления хозяйственных операций.

К этому списку прилагаются письменные пояснения, которые, в том числе, содержат краткое описание взаимоотношений с контрагентом, дату и номер налоговой накладной, подтверждающей факт приобретения товара.

Если хоть одна позиция из этого перечня не будет выполнена, специально созданная комиссия при ГФС имеет полное право не рассматривать заявление на снятие блокировки с НДС-накладной или расчета корректировки.

Решение комиссии об отказе регистрации налоговой накладной можно будет обжаловать в административном порядке либо в суде. Однако даже если дело окажется выигрышным, на тяжбы с ГФС может уйти слишком много времени.

Все это время конкретная операция будет находиться в подвешенном состоянии. Пострадает от этого не только налогоплательщик, но и его контрагенты. Вывод очевиден: механизм блокировки НДС-накладных нужно доработать.

Во-первых, необходимо предварительно апробировать критерии, на основании которых будет происходить остановка регистрации, и получить обратную связь от бизнеса, чтобы учесть и устранить все недостатки.

Во-вторых, нужно четко выписать порядок оспаривания решений ГФС о блокировке, чтобы устранить возможность манипуляций со стороны налоговиков.

В-третьих, тестовый режим необходимо продлить до осени или даже до конца 2017 года. Если вводить новый механизм в спешке и в таком "сыром" виде, от блокировки НДС-накладных неизбежно пострадают добросовестные налогоплательщики, чего допустить однозначно нельзя.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.