Держзакупівлі підуть в електронний формат

Держзакупівлі підуть в електронний формат

Уряд справді має намір відсунути від тендерів осіб, які хочуть "сісти на державні потоки". (Рос.)
Середа, 24 червня 2015, 19:02
Олексій Стародубов, співзасновник компанії з електронних закупівель Newtend, член руху за прозорість закупівель ProZorro

В правительстве кипит работа.

После длительного перерыва Кабмин все же взялся за новую редакцию закона о госзакупках.

Правительство всерьез намерено отодвинуть от тендеров лиц, которые хотят "сесть на государственные потоки".

Министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус назвал разрабатываемый документ не иначе как "прорывным и амбициозным", который будет учитывать интересы всех связанных с тендерами сторон.

Сектор госзакупок действительно уйдет в электронный формат.

От этого выиграет бизнес, поскольку исполнители и поставщики не будут сталкиваться с дискриминационными требованиями в рамках тендеров.

Однако множество преимуществ получит и государство. В МЭРТ уже звучала цифра, что даже пилотный проект по внедрению электронных торгов позволяет экономить бюджету до 20% средств, затраченных на их проведение.

А Минобороны планирует до июля перевести почти все тендеры по приобретению материального обеспечения в электронный формат. Прогресс налицо.

Однако оптимизм хорош в меру, так как изменения в закон о госзакупках остаются предметом множества дискуссий и противостояния со стороны "антилобби". Мотивы "заинтересованных" лиц вполне ясны: добровольно отказываться от укоренившихся схем разворовывания бюджетных средств никто не хочет.

Однако если правительство все-таки взялось за новый закон, важно, чтобы оно услышало как сторону заказчиков - министерства и подведомственные им предприятия, так и поставщиков. Ведь жизнеспособность "тендеров 2.0" напрямую зависит от того, насколько прозрачно будут выписаны их процедуры.

Одна из самых спорных и обсуждаемы норм - критерии отбора победителей. Уже не раз звучала идея сделать ключевым критерием выставленную цену.

На первый взгляд, удобно и понятно. Поставщик выставил заявку по привлекательной стоимости, система ее акцептировала, заказчик получил выгодный договор. Но почему-то мало кто задумывается, что если ориентироваться только на цену, возрастают риски саботажа торгов.

На выполнение заказа влияет не только цена, но и репутация исполнителя, наличие у него документов, технических средств и активов. И толку от низкой цены, если исполнитель не способен справиться с заказом и срывает его?

Ладно, если это тендер на закупку канцелярских товаров или мебели. Но когда речь о стратегическом заказе от Минобороны или Мининфраструктуры? Под угрозу ставится национальная безопасность.

 Петро Порошенко. Фото president.gov.ua

Поэтому в законе необходимо скрупулезно выписать критерии отбора и дать заказчику возможность самому выставлять требования к исполнителю. Формировать техзадание, перечень документов, стандарты качества поставляемой продукции, региональную принадлежность.

Такое разделение облегчит и ускорит торги. Ведь площадка, на которой проходит тендер, попросту подтягивает под заданные параметры исполнителей, и на основе утвержденного списка критериев выбирается победитель.

В отдельных случаях критерии могут утверждаться на уровне министерств. Например, когда госпредприятие имеет ограниченный пул поставщиков, который физически не может быть расширен. Это нивелирует угрозу срыва торгов и ограничивает доступ к ним "случайных" компаний.

Не менее насущный вопрос - кто будет курировать госзакупки. Думаю, многие с содроганием вспомнят Тендерную палату, которая в ручном режиме управляла тендерами. В 2008 году, к счастью, этот орган был ликвидирован, но если мы намерены строить новую систему, без регулирования и надзора не обойтись.

В Сингапуре, например, государственные закупки и тендеры - Government Contracts & Tenders - контролирует департамент, который подчиняется непосредственно премьер-министру. Эта модель, к слову, выбрана не зря.

На рубеже 1970-х годов в Сингапуре закупками занималась отдельная служба обеспечения - Central Supplies Office, которая "сливала" данные о тендерных заявках за определенную плату. Однако реформа решила эту проблему, и сегодня Сингапур славится низким уровнем коррупции в госсекторе.

По схожему сценарию можно пойти и в Украине, создав некое специальное агентство, департамент профильного министерства либо департамент в правительстве. Главная задача структуры - курировать внедрение электронных закупок и выполнение необходимых задач для развития системы.

Причем параллельно необходим неусыпный контроль со стороны общественности и бизнеса. Только так удастся соблюсти принцип открытости.

 Веб-портал інформаційно-аналітичної системи "Державні закупівлі". Джерело tender.me.gov.ua
Натисніть для збільшення

Но и министерствам "внутри" необходим куратор - chief information officer, который будет отвечать за работу всех электронных сервисов, взаимодействовать с тендерными площадками и центральным органом в сфере госзакупок.

Это ни в коем случае не IT-департамент, а менеджер, который выявляет потребности в закупках, курирует их реализацию и прозрачность. Хотя техническое сопровождение и развитие электронных закупок также важны.

Если сегодня концепция электронного правительства лишь на бумаге, то спустя несколько лет информатизация государственных услуг и сервисов превратится из фантастики в реальность. Госзакупки должны органично вписаться в эту систему.

Вообще, законодателям не стоит забывать, что безболезненно перевести все тендеры одним махом в электронный формат невозможно.

Пример Грузии, реформы которой пытаются проецировать на Украину, в данном случае не показателен. Наша страна в разы больше, и выстроить новую концепцию закупок как единый организм будет непросто.

Поэтому электронные площадки на первых порах, скорее, будут альтернативой, которая завоюет доверие и подтвердит свою жизнеспособность.

Переходный период необходим и для того, чтобы участники рынка госзакупок могли определиться со своим статусом, объединиться, создать некую ассоциацию, которая будет лоббировать их интересы, возьмет на себя часть контрольных функций и законодательных инициатив.

Не зря ЕБРР озаботился тем, что ProZorro не имеет ни определенной роли, ни статуса. Да, пока вся система работает в тестовом режиме.

* * *

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться.

Точка зору редакції "Економічної правди" та "Української правди" може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!