Хронічна недовіра, або Чому падає гривня

Хронічна недовіра, або Чому падає гривня

Приводів для недовіри до влади вже було більш ніж достатньо. Але увечері 26 лютого міліція влаштувала побиття протестуючих під будівлею НБУ. Ситуацію тут же підхопили російські "боти", які зі смаком розповіли, як "Нацгвардія розігнала фінансовий майдан під НБУ". Так Петро Олексійович може повторити долю Віктора Федоровича.
П'ятниця, 27 лютого 2015, 13:30
Андрій Вишинський, для ЕП

Глава НБУ Валерия Гонтарева абсолютно права. Объективных факторов для столь сильной девальвации гривны нет, они истощились примерно на отметке 20. Это все страхи.

Действительно, давно нужно признать, что экономика – это больше не наука, а психология. Ожидания населения и бизнеса являются основой их решений. И по большей части – в укор старику Адаму Смиту – эти решения иррациональные. Да, они в собственных интересах, всегда сугубо эгоистические. Но разумности в них мало. Современный "Экономикс" лжив в своей основе.

Давайте разберемся, откуда же возникли страхи, о которых говорит Гонтарева? Те самые страхи, которые заставляют людей "сбрасывать" гривну и скупать валюту.

А возникли они не на пустом месте. Это оборотная сторона недоверия к банковской системе, НБУ и гривне. Нужно признать, что отсутствие доверия тщательно взращивалось последние месяцы – прежде всего, неадекватным поведением Национального банка.

Давайте хорошо запомним события 25 февраля. Утром того дня на ценниках обменных пунктов появились цены 34/39 грн за доллар, а кое-где купить валюту предлагали еще дороже.

 

Утром того же дня премьер Арсений Яценюк выступил на заседании Кабмина с обширнейшей речью в духе "товарищи, вакханалия на валютном рынке продолжаться не может". И после этого демонстративно поехал к президенту, чтобы тот устроил разбор полетов Гонтаревой.

Накануне встречи НБУ полностью блокировал возможность покупки валюты на межбанке. Зато обязанность продать валюту клиентов у банков сохранилась. Причем, регулятор явно видел, что экспортеры воодушевились курсом доллара выше 30 гривен, и наконец решили завести в Украину свою валютную выручку.

И тут же их, по сути, "кинули". Часть выставленной валюты экспортерам, видимо, удалось снять с продажи. Возможно, они получили некое уведомление о предстоящем событии. Но почти 100 млн долларов все же оказалось на продаже. Но при отсутствии покупателей закончились эти продажи тем, что 80 млн долларов, которые экспортеры планировали продать по 33-34 грн, выкупил Нацбанк по издевательским 21,7 грн.

Даже если экспортеры вели себя неправильно, и не заводили выручку в страну, государство не имеет права их якобы наказывать. Это подрывает доверие к действиям НБУ и к механизму межбанка. Напрашивается слово из лексикона 1990-х - "кидок".

Так вот, 25 февраля экспортеров "кинули" на 1 млрд грн. Миллиард! Кто после этого захочет иметь дело с межбанком и НБУ?

Когда поступок Гонтаревой раскритиковали все, включая премьера, НБУ волевым решением "задним числом" поднял курс выкупа до 28 грн. И все же, "кидок" остался "кидком".

В эфире возник комментарий чиновника Нацбанка, что ничего странного не происходит. Хотя в самом же комментарии содержится четкое подтверждение, что покупка безналичной валюты для клиентов не проводится.

 

Также Гонтарева попыталась оправдаться, что ограничение санкционировано МВФ. Это вряд ли так. Украинские чиновники давно известны тем, что подсовывают работникам Фонда свои идеи, а в случае ошибок пытаются указывать на "злой МВФ". Например, Фонд никогда не рассказывает, насколько повышать тарифы для населения, он лишь требует убрать дисбаланс бюджета НАК "Нафтогаз". А это, согласитесь, две большие разницы.

Потом были события, которые в представлении чиновников должны были вернуть доверие граждан и бизнеса к НБУ. Некий план действий по стабилизации. Некие послабления для банков. Кулак Петра Алексеевича крупным планом.

А тем временем рынок узнал, что ограничения на покупку безналичной валюты уже сняты. А выкупленные по 21,7 гривен (пардон, по 28) доллары будут проданы в рамках валютных интервенций.

Знаете, как это понял рынок? Правильно – что НБУ "кинул" экспортеров, чтобы продать "своим" доллары по 28.

Можно бесконечно долго по-человечески сочувствовать Валерии Алексеевне. Но чего она хотела после всего сделанного?

 

Да, по итогу торгов на межбанке курс немного отскочил от ранее взятых вершин. Но надолго ли такая "стабилизация"?

В СМИ появились комментарии, что вот-вот Украина уже начнет получать те 40 млрд долларов, которые ей обещали МВФ, США, ЕС и другие кредиторы. И что?

Если бы к действиям власти было доверие, то курс доллара можно было бы опустить даже ниже 20 гривен. Чисто технически, это несложно. Но все дело как раз в том, что доверия нет.

Память населения и бизнеса уже до отказа напичкана причинами сомневаться в будущем гривны.

Во-первых, в Украине уже не осталось здоровых банков. В более-менее приличном положении от силы десяток учреждений, но и они держатся скорее вопреки логике. Госбанки вроде "Ощадного" имеют "мертвый" кредитный портфель, они просто перекачивают деньги в нежизнеспособные структуры вроде НАК "Нафтогаз". Приватбанк уже давно получает стабкредиты. Это значит, что он давно в реанимации, и выживает лишь благодаря инъекциям глюкозы. И так далее.

Банки уже давно не проводят платежи. Давно не возвращают депозиты. Все уже забыли, когда они выдавали нормальные кредиты. Они выживают благодаря коммунальным платежам и требованию законодательства о том, чтобы все расчеты предприятий велись в безналичной форме. Но в нынешних условиях это требование – сродни проклятью. Доверие к НБУ и власти в целом настолько низкое, что и население, и бизнес предпочитают все операции проводить в наличных.

 

Небезопасны даже банковские ячейки. По Киеву вовсю рассказывают о новом "бизнесе", который ведут отдельные работники СБУ. Они открывают производство о том, что банк N является конвертационным центром, и потом доблестная "Альфа" вламывается в учреждение, и производит выемку всего, что есть в ячейках. Вернуть эти деньги, понятное дело, потом невозможно.

Во-вторых, все очень хорошо помнят систему множественных курсов, которая существовала в Украине еще месяц назад. Так вот, опять таки на уровне слухов, рассказывают следующее. Что избранные люди, вроде депутатов Верховной Рады, могли купить в одном из госбанков валюту по более низкому курсу, чем обозначено на обменных пунктах. Якобы этим и объясняется долгое игнорирование представителями власти откровенного обвала гривны.

В-третьих, на протяжении долгих месяцев НБУ, Кабмин и президент не делали ничего, чтобы ограничить отток валюты из Украины. На оффшоры по "липовым" контрактам ушли миллиарды долларов. Эти миллиарды были выкуплены на десятки миллиардов гривен рефинансирования, которое выдал НБУ.

Нельзя утверждать, что Гонтарева зарабатывала на "рефинансе". Наоборот, все банкиры как один утверждают, что она очень чистоплотна в этих вещах, как и ее предшественник Степан Кубив. Однако опять таки все сходятся во мнении, что контроль за использованием "напечатанных" Нацбанком миллиардов отсутствует.

Многочисленные кураторы, назначенные НБУ специально для контроля за целевым использованием средств, занимались чем угодно, только не своими прямыми обязанностями. Например, при живом кураторе структуры депутата Леонида Климова вывели из "Имэксбанка" миллионы долларов. Тем не менее, несмотря на десятки обанкротившихся банков и еще десятки "живых мертвецов", прокуратура не поставила ни единого вопроса этим господам. Уж не потому ли, что Нацбанк и прокуратура подконтрольны президенту Порошенко?

В-четвертых, Фонд гарантирования вкладов в нынешней ситуации показал свою истинную суть. Это не механизм финансовой справедливости, это механизм по выпусканию пара. ФГВФЛ - это словно инъекции наркотиков смертельно больному человеку. Он не решает проблемы, а только маскирует их.

Большая часть населения, имевшая на депозитах максимум $5000 долларов, получают свои деньги. Но собственники больших депозитов (в нынешних условиях большим считается вклад уже более $7000 долларов), оказались у разбитого корыта.

По сути, Фонд должен быть ликвидирован. А вместо этого необходимы реальные механизмы по контролю за банками. Это прежде всего вопрос к работникам НБУ.

Люди потеряли миллиарды гривен, и этих людей десятки тысяч. Да, среди них есть и теневые миллионеры. Но в основной массе, это врачи и инженеры, это семьи заробитчан, это тот самый "средний класс". Но на фоне сотен тысяч, чьи вклады менее 200 тыс грн, их голос теряется.

 

А ведь такие люди доверяли банкам, они верили в контроль со стороны НБУ. Главное, при курсе 8 грн за доллар они понимали, что смогут вернуть через Фонд даже $25000. Поэтому клали на депозит, скажем, $20000.

Кому от этого было плохо? Банки годами выдавали кредиты именно благодаря таким депозитам, а не бабушкиным 1000 гривнам на карточке.

Что получилось по факту?

Давайте немного вернемся назад во времени. Свободное курсообразование было введено в действие 5 февраля. А аккурат в тот же день, когда в качестве официального значился еще абсолютно заниженный курс, в АКБ "Надра" была введена временная администрация. Совпадение? Может быть.

Но валютные депозиты физлиц в "Надрах" были зафиксированы по курсу 17,999763 за 1 доллар. А уже на следующий день "счастливые" обладатели валютных депозитов потеряли 28,5% своих активов, поскольку курс вырос до 23,130580.

Аналогично, в "Имэксбанке" зафиксировали курс примерно в районе 16 гривен за доллар. А выплаты начнутся, в лучшем случае, через полгода. Каким будет реальный курс тогда, вообще нечего говорить.

И такие ситуации - стандартное явление для нынешней Украины. О каких депозитах может идти речь в ближайшие два-три года? Население будет бежать от банков как от чумы.

Разумеется, речь идет о тех вкладчиках, размеры вкладов которых не превышают 200 тыс грн. Владельцы крупных депозитов потеряли абсолютно все. Полная конфискация - вот описание их ситуации. Если у тебя на счету были $50 000, а остались $5000, о чем тут говорить?

Мы уже не говорим о предприятиях, которые в результате банкротства банков лишились всех своих денег. Государство заставляет бизнес держать средства на счетах, но при этом регулярно уничтожает эти деньги.

Фото for-ua.com

После первого скачка курса, произошедшего 5-6 февраля, ситуация дней на десять более-менее стабилизировалась. Однако во второй половине февраля курс межбанка снова стал стремительно расти, пока не перешел в настоящий обвал 20-24 февраля. Нацбанк никаких мер не предпринимал.

О каком доверии к гривне после этого можно говорить? Банкиры рассказывают, что в НБУ им обещают вернуть курс к отметке 26 гривен за доллар, и потом за счет валютных интервенций удерживать его. А какие гарантии?


* * *

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться.

Точка зору редакції "Економічної правди" та "Української правди" може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!