Шарада про вільну торгівлю

Шарада про вільну торгівлю

Невже хтось справді вважає, що французькі фільми загрожують голлівудським блокбастерам? Однак жадібність Голлівуду не знає меж. (Рос.)
Вівторок, 9 липня 2013, 10:58
Джозеф Стіґліц, лауреат Нобелівської премії з економіки

Очередной Дохийский раунд переговоров ВТО о дальнейшей либерализации мировой торговли продолжается, будто ничего не изменилось с тех пор, как они начались почти десять лет назад.

Однако на это раз переговоры будут проводиться не на глобальной многосторонней основе, а, скорее, станут вращаться вокруг двух огромных региональных соглашений: транстихоокеанского и трансатлантического.

Будут ли предстоящие переговоры более успешными?

Раунд в Дохе был торпедирован отказом США ликвидировать сельскохозяйственные субсидии. Это непременное условие для любого истинно всестороннего развития, учитывая, что 70% населения в развивающихся странах прямо или косвенно зависят от сельского хозяйства.

Позиция США была действительно поразительной, учитывая решение ВТО о незаконности американских хлопковых субсидий, выделяемых более чем 25 тыс богатых фермеров.

Реакцией Америки стал подкуп Бразилии. Она подала жалобу вместо того, чтобы дальше заниматься этим вопросом, и оставила на произвол судьбы миллионы бедных фермеров, производителей хлопка, в Африке к Югу от Сахары и в Индии.

Эти регионы страдают от снижения цен, связанного со щедростью Америки по отношению к своим состоятельным фермерам.

Учитывая эту недавнюю историю, теперь становится очевидно, что переговоры о создании зоны свободной торговли между США и Европой, и между США и большей частью Тихоокеанского региона, за исключением Китая, не нацелены на создание истинно свободной системы торговли.

Цель заключается в управляемом режиме торговли - управляемом в смысле служащем особым интересам, которые длительное время доминировали в торговой политике Запада.

Есть несколько основных принципов, которые, будем надеяться, участники переговоров примут близко к сердцу.

Во-первых, любое торговое соглашение должно быть симметричным. Если США требует от Японии в качестве части "Транстихоокеанского партнерства" устранить ее рисовые субсидии, то сами США должны предложить устранение собственных производственных и водных субсидий.

Не только рисовых, которые имеют относительно небольшое значение для США, но и субсидий на другие сельскохозяйственные товары.

Доха, Катар. Фото awaytravel.ru

Во-вторых, ни одно торговое соглашение не должно ставить коммерческие интересы выше более широких национальных интересов. Особенно когда неторговые вопросы, такие как финансовое регулирование и интеллектуальная собственность, находятся под угрозой.

Например, торговое соглашение Америки и Чили препятствует использованию в Чили контроля над капиталом. Даже если Международный валютный фонд признает, что в настоящее время контроль за движением капитала может быть важным инструментом макропруденциальной политики.

Другие торговые соглашения также настаивали на финансовой либерализации и дерегулировании. Хотя кризис 2008 года должен был научить, что отсутствие эффективного регулирования ставит под угрозу экономическое процветание.

Фармацевтическая промышленность Америки, которая имеет влияние на руководство Торгового представительства США - USTR, успешно навязала другим странам несбалансированную систему интеллектуальной собственности.

Будучи предназначенной для борьбы за права собственности на генетические препараты, она ставит прибыли выше спасения жизней. Даже Верховный суд заявил, что патентное бюро зашло слишком далеко в выдаче патентов на гены.

Наконец, должна присутствовать приверженность к прозрачности. Однако те, кто вступает в данные торговые переговоры, должны быть предупреждены: США привержены к снижению прозрачности.

Руководство USTR неохотно раскрывает свои позиции даже на переговорах с членами Конгресса США, и на основании утечек вполне можно понять, почему. USTR отступает от принципов доступа к непатентованным лекарствам, которые Конгресс включал в ранние торговые соглашения, например с Перу.

Доха, Катар. Фото awaytravel.ru

В случае с новым региональным соглашением есть еще большие причины для беспокойства. Азия разработала эффективную цепочку поставок, в которой товары легко текут из одной страны в другую в процессе производства продукции. Однако соглашение может помешать ей, если Китай останется за его пределами.

Учитывая, что официальные тарифы уже и так очень низки, переговоры в основном будут сосредоточены на нетарифных барьерах.

Однако руководство USTR, представляя корпоративные интересы, почти наверняка будет настаивать на наименьшем общем стандарте, поднимая, скорее, нижние значения, нежели опуская верхние.

Например, многие страны имеют налоговые и нормативные положения, которые препятствуют ввозу больших автомобилей. Не потому, что они пытаются дискриминировать американские товары, а потому, что они беспокоятся о загрязнении и энергоэффективности.

Более общим моментом является то, что торговые соглашения обычно ставят коммерческие интересы выше других ценностей - права на здоровую жизнь или защиту окружающей среды, если назвать всего лишь два из множества примеров.

Франция, например, хочет "культурного исключения" в торговом соглашении, которое позволило бы ей продолжать поддерживать свои фильмы, выгоду от которых получает весь мир. Эта и другие более широкие ценности должны быть исключены из обсуждения.

Действительно, ирония заключается в том, что социальные выгоды от подобных субсидий огромны, а затраты ничтожно малы. Неужели кто-то всерьез считает, что французские художественные фильмы представляют серьезную угрозу для голливудских летних блокбастеров?

Рынок в Дохе. Фото awaytravel.ru

Однако жадность Голливуда не знает границ, и американские торговые переговорщики не намерены брать пленных. И вот именно поэтому их необходимо убрать из-за стола еще до начала переговоров.

В противном случае руки будут выкручены, и возникнет реальный риск, что при заключении соглашения пожертвуют общечеловеческими ценностями в угоду коммерческим интересам.

Если участники переговоров создадут режим подлинно свободной торговли, который ставит во главе угла интересы простых граждан, а не только мнение корпоративных лоббистов, я смогу стать оптимистом.

Тогда я смогу полагать, что возникший результат, в конечном итоге укрепит экономику и улучшит социальное благополучие.

В реальности же мы имеем управляемый торговый режим, который ставит корпоративные интересы на первое место, и переговоры, которые являются недемократическими и непрозрачными.

Вероятность того, что результат предстоящих переговоров будет служить интересам простых американцев, невелика. Прогноз для рядовых граждан других стран еще мрачнее.

Оригинал публикации: The Free-Trade Charade

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!