Як врятувати Донбасс

Як врятувати Донбасс

У нас звикли заробляти на проблемах вугільної галузі, не вирішуючи власне цих проблем. Занепад галузі дозволяє виділяти дотації вугільникам, і вкладати нібито в ліквідацію шахт гігантські бюджетні кошти. Мова йде про мільярди гривень. За двадцять років склалася ціла система розподілу і перерозподілу цих коштів (рос.)
Вівторок, 27 березня 2012, 13:18
Ігор Ліски, лідер "Фронту змін" у Луганській області, власник Краснолуцької збагачувальної фабрики (з переробки вугілля)

В прошлом году на Донбассе зафиксирован самый низкий уровень качества жизни в Украине. Донецкая и Луганская область вошли в число аутсайдеров рейтинга украинских регионов, опубликованного журналом Weekly.ua. Рейтинг был составлен на основании данных Международного центра перспективных исследований.

Луганская область заняла последнюю строчку в рейтинге развития регионов в 2011 году, обнародованном на днях еженедельником "Комментарии".

Безработица, плохая экология, "убитая" инфраструктура, разваливающееся жилищно-коммунальное хозяйство создают условия для низкого – даже по украинским меркам! – уровня жизни.

Сегодня Донбасс нуждается в огромных социальных инвестициях. Но как процветающий край превратился в депрессивный регион-аутсайдер?

Главная причина – умирающая угольная промышленность.

Шахтарі виходять з "копанки". Фото "Сегодня"

В период с 1990 по 2000 годы в Украине были закрыты десятки угольных предприятий. Сегодня в Луганской области прекратила работу каждая вторая шахта. В Донецкой области количество ликвидируемых Минэнергоугля шахт к прошлому году уже превысило количество действующих.

Уголь был основой не только экономики Донбасса. На шахтах держалась инфраструктура множества поселков, и даже целых районов – жилье, медицинское обслуживание, дороги...

Проекты ликвидации угольных предприятий предусматривали решение социально-экономических и экологических вопросов. Но все общегосударственные и местные программы оказались не в состоянии справиться с ситуацией. И вместо решения существующих проблем возникли и накопились новые. Экологические – подтопление шахтными водами, и социальные – безработица.

Может, просто не было опыта? И действовали наобум, делали не то, не так, не тогда и не там?

Скорей всего, слишком много средств ушло "налево".

Ликвидация угольных предприятий привела к катастрофическим последствиям.

Появились десятки тысяч безработных, социальная сфера была брошена на произвол судьбы, шахтерские поселки превратились в поселки-призраки, возникли обширные зоны экологических бедствий.

Из процветающего края героев-стахановцев к середине 90-х шахтерский Донбасс превратился в депрессивный регион.

Сначала шахтеры возмущались, надеялись, что власть обратит внимание на их проблемы... Сейчас стараются просто выжить. Если не могут устроиться на работающие шахты – идут работать на нелегальные "копанки". Но чаще всего уезжают на заработки в соседнюю Россию.

В прошлом году Верховная Рада приняла закон, по которому к депрессивным регионам были отнесены населенные пункты, на территории которых находятся закрытые в 90-х годах угольные предприятия. В этом году этот закон вступил в силу.

Но только сейчас создается правительственная рабочая группа, которая изучит ситуацию на депрессивных территориях и внесет конкретные предложения в проект госбюджета – уже на следующий, 2013 год.

Ответ на вопрос, откуда в бюджете возьмутся дополнительные средства для решения проблем депрессивных регионов, известен заранее – ниоткуда. То есть их в необходимом объеме ждать не приходится.

"Копанка". Фото newzz.in.ua

Так что же делать? Точно не нужно не посыпать голову пеплом и плакать о безвозвратно утерянной мощи угольной промышленности Украины.

Нужно срочно спасать то, что от нее осталось. Цель – реанимировать отрасль, с тем, чтобы она ожила, начала зарабатывать, а не только поглощать бюджетные деньги.

Сегодня из 270 предприятий угольной отрасли эффективно работает только 50. Однако при профессиональном управлении и инвестициях большую часть шахт можно сделать прибыльными.

Мировой спрос на уголь продолжит расти, по крайней мере, до 2016 года. Ценовой тренд демонстрирует рост уже третий год подряд. Что касается внутреннего рынка, то он обещает рост потребления, так как заоблачные цены на газ делают рентабельным возвращение угля в энергетику.

Для восстановления угольной промышленности нужны инвестиции.

Понимая это, правительство Украины заявило о планах приватизировать почти половину – 120 – шахт. Несколько дней назад в парламенте проголосован в первом чтении законопроект об особенностях приватизации угледобывающих предприятий.

Теперь задача № 1 – обеспечить прозрачность процесса и привлечь инвесторов, которые смогут организовать эффективную работу шахт, в том числе – внедрить новые технологии и повысить уровень безопасности добычи угля. Среди украинских компаний, никто, кроме компаний Ахметова, не сможет инвестировать порядка $50-100 млн в одну шахту, но ни ДТЭК, ни Метинвест не собираются скупать весь оставшийся углепром.

Поэтому приоритет – привлечение иностранных инвесторов.

В ближайшие пять лет Украине реально рассчитывать на $5 млрд инвестиций в угледобывающие активы.

Живая, успешно работающая угольная промышленность обеспечит поступление налогов в бюджет. Государство сможет аккумулировать средства для решения социальных и экологических проблем территорий, где возобновить работу шахт уже невозможно.

Развитие отрасли обеспечит рабочие места. Наши трудовые мигранты смогут вернуться домой. Шахтеры из "копанок" смогут выбирать – работать легально или в подполье. Сейчас у многих из них такого выбора нет – ты или в копанке, или в России, или без работы.

Кроме того, Украина наконец-то сделает хоть что-то реальное для обеспечения своей энергонезависимости.

И самое главное – это то, что угольная отрасль может стать точкой роста экономики Украины. Уголь будет транспортироваться в вагонах, которые сделаны в Украине. Металл для изготовления вагонов будут поставлять украинские заводы. Оборудование на шахты – украинские машиностроительные предприятия...

Выгоды развития угольной промышленности для всей страны, и в первую очередь для Донбасса очевидны.

Почему же до самого последнего времени никаких заметных усилий в этом направлении сделано не было?

Участники рынка, конечно же, знают ответ.

У нас привыкли зарабатывать на проблемах угольной отрасли, не решая собственно этих проблем. Нынешнее прозябание отрасли позволяет постоянно выделять дотации угольщикам и вкладывать якобы в ликвидацию шахт гигантские бюджетные средства. Счет идет на миллиарды гривен.

За двадцать лет сложилась целая система распределения и перераспределения этих средств. Если приватизация будет проведена прозрачно, честно, с четкой целью привлечь инвестиции, это поможет снять значительную часть вопросов. Но одновременно околоугольные дельцы останутся без привычных источников дохода.

Дать перспективу развития, спасти Донбасс от деградации и вымирания, стимулировать рост экономики всей страны – или оставить в неприкосновенности доход "угольной мафии".

Вот выбор, который придется делать власти.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua