Коли Азаров не може відповісти на прості запитання

Коли Азаров не може відповісти на прості запитання

Уряд може сказати, що цифри говорять самі за себе, але насправді за ці цифри повинні говорити той, хто їх рахує. Але ці люди вважають, що краще мовчати. З іншого боку, мовчання - теж відповідь. Якщо прем'єр-міністр на питання про плани девальвації гривні не відповів ні так, ні ні, то це все ж про щось свідчить. (Рос).
Понеділок, 7 листопада 2011, 14:15
Андрій Черніков, спеціальний кореспондент "Економічної правди"

На прошлой неделе мой коллега из белградского офиса информационного агентства Reuters написал мне письмо, в котором сообщил, что в Белграде будет находиться украинский премьер-министр Николай Азаров. Коллега сообщил, что ему позволят задать Азарову четыре вопроса и поинтересовался, какие бы вопросы я сам задал премьеру.

Я предложил всего лишь два вопроса и отметил, что даже на них я все равно не получил бы внятного ответа.

Один из моих вопросов звучал так: "До того как стать премьером вы говорили, что ваша предшественница взяла кредит МВФ, за который будем расплачиваться мы, наши дети и внуки, а став главой правительства также взяли кредиты. Где в ваших словах и действиях логика?"

Но я знал, что вразумительного ответа на этот вопрос я не получу, потому что никто на этот вопрос ответить не может. Поэтому я не стал предлагать вопросы типа "что вы намерены сделать с дефицитом бюджета и курсом гривны".

Мне доводилось в прошлом брать интервью у Азарова, но, передавать каждое его слово читателем было сродни пыткам, поэтому в лучшем случае такое "интервью" могло занять полстраницы. К счастью, я не веду политическое ток-шоу и у меня нет задачи держать в эфире премьер-министра четыре часа, делая вид, что я понимаю, о чем он говорит, и притворяясь, что я удовлетворен ответами на свои вопросы.

Но мой сербский коллега, все же подготовил свои четыре вопроса. И прислал их мне. Один из них был об ожидании Азарова переговоров с МВФ и о вероятности получении транша в $15,5 миллиардов. Второй – о вероятности девальвации гривны в условиях дефицита бюджета. Третий о цене на российский газ. И четвертый – ироничный: "Каковы перспективы экономического роста в Украине в то время, когда в ЕС экономика замедляется и когда ключевая отрасль - металлургия - сократила производство?"

С моим коллегой я договорился о том, что он обязательно мне сообщит, что сказал Азаров, отвечая на эти вопросы.

Оказалось, что ни на один из вопросов не было получено ни одного ответа. Точнее, мой коллега из уважаемого агентства так и не смог мне пересказать, как прошел разговор с украинским премьером. Я не сомневаюсь, что, скажи Азаров что-то вразумительное, журналист журналисту в частной переписке смог бы рассказать, как прошло интервью. Но это был тот случай, когда рассказывать было нечего.

Я не то что открываю Америку, но мне все еще жаль, что глава правительства делает все, чтобы его не поняли, все, чтобы сказать что-то, не сказав ничего. И мне также жаль, что правительственные чиновники, созывая журналистов на свои открытые заседания, говорят о росте экономики, ВВП, промпроизводства, сокращении инфляции и безработицы, тогда как обычный журналист из другой страны понимает, что не все так хорошо в Украине.

Правительство может сказать, что цифры говорят сами за себя, но на самом деле за эти цифры должны говорить тот, кто их считает. Но эти люди предпочитают молчать. С другой стороны, молчание - тоже ответ. Если премьер-министр на вопрос о планах девальвации гривны не ответил ни да, ни нет, то это все же что-то значит.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!