Три джерела і три складові частини кризи в Україні

Три джерела і три складові частини кризи в Україні

Ця стаття відповідає на запитання ХТО ВИНУВАТИЙ. Відповідь на питання ЩО РОБИТИ не входить до завдання цієї статті.
Понеділок, 29 грудня 2008, 12:51

Если вы не знаете, куда идти, то наверняка придете куда-то не туда.

Паркер

 

В Украине - кризис. Правительство говорит, что он вызван международным финансовым положением. Почему тогда мы страдаем от него сильнее, чем весь мир?

Есть всего три страны, которые финансовый кризис поставил на грань банкротства, - Украина, Венгрия и Исландия.

Причина, поэтому, не в мировом финансовом кризисе. Истинные причины его - иные, но о них никто не говорит. Более того, возникает впечатление, что их никто не понимает, и это опаснее всего: не зная причин болезни, нет шансов вылечить больного.

То, что переживает в настоящий момент Украина - это системный кризис, причиной которого является экономическая политика украинского политического истеблишмента и сам политический истеблишмент. В этом кризисе можно выделить три источника, три причины и три составных части.

Первый источник кризиса - структурная слабость экономики Украины: отсутствие емкого внутреннего рынка, высокая экспортная зависимость, износ основных фондов.

В течение всего времени после обретения независимости, в основном стараниями Л.Кучмы и Партии регионов, в стране строилась олигархическая экономика, благоприятная только для экспортно-ориентированного крупного бизнеса.

Развитие мелкого и среднего бизнеса подавлялось, в результате чего так и не сформировался средний класс, составляющий основу внутреннего потребления.

Конкурентоспособность экспорта обеспечивалась за счет заниженного курса национальной валюты, то есть прибыли сырьевых олигархов представляли собой скрытый налог и оплачивались населением страны. По сути дела, они были получены не на внешних рынках, а изъяты из внутреннего оборота страны за счет обеднения населения, сокращения внутреннего спроса, ослабления внутреннего рынка и банковской системы.

Полученные средства не направлялись на модернизацию производства, поэтому не снижались энерго- и ресурсоемкость, себестоимость, не повышалась конкурентоспособность продукции.

Такая экономика могла существовать только при благоприятной международной конъюнктуре и критически зависела от экспорта. Стоило экспорту остановиться из-за ухудшения мировой конъюнктуры, как началась цепная реакция распада экономики, которую мог остановить только емкий внутренний рынок и значительные сбережения населения. Но население обобрано, сбережений крайне мало, а внутренний рынок удручающе слаб, поэтому падения экономики НИЧТО НЕ В СИЛАХ ОСТАНОВИТЬ.

Второй источник кризиса - это клептократизация государства в целом и "перепроизводство клептократии" в частности.

Сказать, что Украина - коррумпированная страна, значит ничего не сказать. Коррупция составляет суть и содержание украинского государства и является его неотъемлемой частью: если в настоящее время уничтожить коррупционную составляющую, то государство рухнет ввиду недееспособности.

Возникшая первоначально в виде бюрократической коррупции как следствие низких доходов чиновничества, и на первом этапе игравшая важную компенсаторную роль ввиду отсутствия нормального законодательства, коррупция быстро перекинулась в политику, стимулируемая процессом передела собственности.

Сдерживаемая на относительно невысоком уровне в ходе президентства Кучмы, после победы "оранжевой революции" коррупция буквально сорвалась с цепи, быстро приняв характер национального бедствия и угрожая экономической стабильности. При этом она изменила характер, превратившись из собственно коррупции в клептократию.

Под коррупцией вообще понимается использование служебного или общественного положения в личных целях, поэтому, как таковая, коррупция подразумевает осуществление определенных функций за взятки, что и выполнялось в целом при Кучме.

Коррупционеры за деньги брали определенные обязательства: проталкивали законы, обеспечивали закупки и т.д. В целом, коррупционный механизм работал.

Коррупционеры старой формации еще воспринимали государство и законы как силу, с которой нужно считаться, понимали необходимость обеспечения работы государственного механизма и осознавали ту норму отбора, которую может себе позволить коррупционная система, чтобы не поставить под угрозу существование государства в целом.

После "оранжевой революции" ситуация изменилась кардинально. К власти пришло поколение, не имеющее государственнического прошлого, не понимающее движущих сил государства, осознающее себя хозяевами государства, но не связывающее с ним свою судьбу и презирающее его. Коррупция превратилась в клептократию - власть воров.

Отличие состоит в том, что новая клептократия изначально не намеревалась брать на себя никаких обязательств перед обществом и бизнесом, и позиционировалась не как регулятор при государстве, а как владелец государства и бюджета. Старая коррупционная формула "решу вопрос на согласованных условиях" сменилась клептократической формулой "допущу на моих условиях".

С победой клептократии старые коррупционные механизмы сломались и перестали обеспечивать потребности экономики. Для "решения вопросов" стало необходимым не только наличие денег, но и принадлежность к клептократии, которая все больше приобретает признаки касты. Тем самым нарушился принцип "равенства перед лицом денег", который в большей или меньшей степени соблюдался до "оранжевой революции".

Наиболее опасным с макроэкономической точки зрения было то, что представление клептократии о норме коррупционного отбора определялось только размером бюджета.

Новая элита не имела тех моральных ограничителей, которые в какой-то степени присутствовали в элите старой, и стремилась во всем превзойти ее, от домов до автомобилей и уровня расходов.

Безудержный всплеск воровства после "оранжевой революции" привел к резкому росту престижного потребления, и одновременно полностью исчерпал те резервы, ту "подушку безопасности", которую старая элита всегда старалась поддерживать.

В результате, мы имеем классическую ситуацию "перепроизводства элиты", которую правильнее назвать "перепроизводством клептократии": страна не в состоянии обеспечивать возросшие потребности клептократической надстройки; самой клептократической надстройке не хватает ресурсов для обеспечения своего потребления.

Баланс государственных финансов нарушился. Бюджетный кризис стал вопросом времени.

Третий источник кризиса - это вступление во Всемирную торговую организацию.

Эта причина лежит на совести всех политических сил, но наибольший вклад, без сомнения, внесли НУНС и лично президент Виктор Ющенко.

Находясь в плену западных мифов об универсальной роли либерализации внешней торговли и не понимая отечественных особенностей, они бездумно втащили страну в ВТО, не удосужившись проанализировать последствия. Подавляющая часть экономики Украины неконкурентоспособна по сравнению с западной и азиатской. И причины в основном носят природно-климатический характер, и не могут быть устранены целиком.

Экономика Украины до вступления в ВТО была достаточно эффективно защищена таможенными барьерами и процедурами, которые и обеспечивали внутреннюю конкурентоспособность украинской продукции, и, как следствие, существование украинского производства, доходы населения и экономический рост.

Партия регионов, рапортуя о своих достижениях, искренне не понимала, в чем причина экономического роста страны, а причина была в естественном росте замкнутой экономической системы в условиях благоприятной международной конъюнктуры.

История неоднократно подтверждала пагубность поспешной либерализации внешней торговли для государств с неконкурентоспособной экономикой и, наоборот, необходимость и благотворность государственного протекционизма.

Великий русский ученый Д. И. Менделеев величайшим своим достижением полагал разработку протекционистского таможенного тарифа 1891 года, который стал важнейшей причиной бурного экономического роста России до конца XIX века.

Отступление от "менделеевского" тарифа на рубеже веков менее чем через год ввергло Россию в экономический кризис 1901-1903 гг., ставший причиной поражения в русско-японской войне и революции 1905 года. Реанимация менделеевских принципов в тарифе 1903 года была слишком поздней для того, чтобы предотвратить революцию, но обеспечила последующий экономический рост России до 1913 года.

Подобным образом, стоило Мексике присоединиться к НАФТА - североамериканской зоне свободной торговли, - как сразу грянул экономический кризис, а национальная валюта обвалилась. Германия всегда использовала протекционистскую тарифную политику и стала самой мощной экономикой Европы.

США, используя государственный протекционизм, стали самой конкурентоспособной экономикой в мире, и лишь после этого - апологетами свободной торговли.

Не понимая причин экономического роста страны, которые нужно было сохранять и укреплять, политический истеблишмент, ведомый главным экономистом страны президентом Ющенко, одномоментно разрушил то, что обеспечивало этот рост.

Вступление в ВТО, необходимым условием чего является снижение импортных пошлин и упрощение таможенных процедур, оголило внутренний рынок Украины и сделало его беззащитным. Более конкурентоспособная импортная продукция ринулась на рынок, вытесняя продукцию национальных производителей.

В результате, украинское производство теряет рынок сбыта, работники - работу и зарплату, а государство в целом - капитал, утекающий за рубеж. Повышенным спросом пользуется импорт, поэтому спрос на валюту растет, а на гривну - падает, что вызывает естественное падение курса национальной валюты, не зависящее от воли НБУ.

Паническая реакция населения на падение курса гривны вкупе с финансовым кризисом спровоцировала ее обвал.

Украина всегда имела отрицательный внешнеторговый баланс, который, однако, в период с 2001 до 2006 гг. не превышал 2-3 млрд. долларов, а по состоянию на май 2008 г. составлял уже 7,4 млрд. долларов.

Внешнеторговое сальдо, сохранявшееся положительным в течение 2007 года, за 4 месяца 2008 ушло в минус, так как экспорт вырос на 30%, а импорт - на 50%, что отражало "эффективность" мер правительства по подготовке к вступлению в ВТО.

Таким образом, уже на апрель 2008 года было очевидным, что защита внутреннего рынка неэффективна, что внешнеторговый баланс стремительно растет, и что ЭКОНОМИКУ НУЖНО СПАСАТЬ! Несмотря на это, 10 апреля 2008 года парламент в едином порыве - 411 голосами при необходимых 226 (все, кроме коммунистов!) - проголосовал за ратификацию протокола по ВТО, и 16 мая Украина официально присоединилась к ВТО.

Дешевый импорт хлынул в страну. На момент вступления в ВТО ревальвация национальной валюты составила 3%, но уже с лета дефицит торгового баланса стал стремительно расти, а в октябре давление на гривню достигло такого уровня, что НБУ не смог ее удержать, и она рухнула.

Сейчас дефицит внешнеторгового баланса достиг уже 16 млрд. долларов, а девальвация национальной валюты против уровня мая 2008 года составила 60%. И это - только начало!

ПОКА НЕ ЗАДРАЯТ КИНГСТОНЫ, УКРАИНСКИЙ КОРАБЛЬ БУДЕТ ТОНУТЬ!

В результате действия трех вышеуказанных источников, к осени 2008 года экономика Украины подошла в предкризисном состоянии, причем от полномасштабного экономического кризиса ее могло спасти только чудо. Чуда не произошло: грянул мировой финансовый кризис, и Украина полетела в тартарары.

Наряду с мировым финансовым кризисом, падению экономики способствовали еще две непосредственные причины: экономическая политика кабинета Ю.Тимошенко и политический кризис.

"Региональная экономика", описанная выше, несмотря на очевидную структурную слабость и критическую зависимость от экспорта, имела относительную стабильность.

Она была основана, в первую очередь, на относительной защищенности внутреннего рынка, низких социальных выплатах и сложном механизме энергообеспечения страны, позволявшем Украине существенно экономить на энергоресурсах и обеспечивавшем конкурентоспособность экспортных отраслей.

Антирыночная политика кабинета Ю.Тимошенко положила конец этой стабильности. Он рядом популистских мер сорвал стабильность внутреннего рынка, раскрутив спираль инфляции, разрушил сложный посреднический механизм энергообеспечения Украины и раскрыл внутренний рынок вступлением в ВТО.

Как следствие, возникли три мощных фактора, которые должны были неизбежно "сорвать" экономику в штопор: рост цен на внутреннем рынке, резкое увеличение расходов на энергообеспечение и рост внешнеторгового дефицита.

В результате, конкурентоспособность и без того низкоконкурентных экспортных, наиболее энергозависимых, отраслей - металлургии и химической промышленности - катастрофически снизилась, а внутренний рынок еще более ослабел, и страна сорвалась в кризис уже при первых признаках ухудшения международной конъюнктуры.

Политический кризис, являющийся неизбежным следствием "перепроизводства клептократии", усугубил ситуацию. "Политический цугцванг" сначала фактически отключил законодательную власть, потом стреножил исполнительную и, напоследок, нанес сокрушительный удар по судебной.

КРИЗИС В УКРАИНЕ ГРЯНУЛ БЫ И БЕЗ МИРОВОГО ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА.

Поскольку при первых признаках мирового финансового кризиса Украина сразу запросила помощи МВФ, очевидно, что ситуация правительству была известна.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИСТЕБЛИШМЕНТ ИСПОЛЬЗУЕТ МИРОВОЙ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС, ЧТОБЫ ИЗБЕЖАТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРОВАЛ СВОЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ.

Существуют три составные части кризиса, которые усугубляют его и делают неизбежным его развитие и углубление, вплоть до экономического коллапса.

Первая составная часть кризиса - это его системный характер, не имеющий механизма самооздоровления. Напротив, кризис имеет механизмы усиления, которые могут привести экономику и государство к полному развалу.

Каждое новое закрытое производство, банкротство, увольнение снижает производственный потенциал страны, покупательную способность населения и ослабляет внутренний рынок, из-за чего следует новая волна закрытий, банкротств и увольнений.

Нет противовеса кризисным явлениям в виде стабилизационного фонда, сбережений населения, емкого внутреннего рынка, политической стабильности и доверия к власти.

Вторая составная часть кризиса - это непонимание или неприятие политическим руководством страны природы и причин кризиса.

Для построения эффективной антикризисной политики нынешний истеблишмент должен признать самое себя как основного виновника, источник, причину и сущность кризиса, а также непременность секвестра самого истеблишмента для разрешения кризиса.

Это не представляется возможным. Следовательно, все без исключения антикризисные программы - это либо пустышки, либо программы по спасению самого истеблишмента в условиях кризиса. ПРОГРАММЫ СПАСЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И НАРОДА НЕТ!

Третья и последняя составная часть кризиса - это недееспособность политического руководства страны.

Истинная причина нынешней "коалициады" состоит в том, что ни одна политическая сила не имеет программы выхода из кризиса и не хочет брать на себя ответственность за ситуацию. Но, даже договорившись о коалиции, они НЕ СПОСОБНЫ ДЕЙСТВОВАТЬ СООБЩА, поэтому формирование любой коалиции ни к чему не приведет.

Правительство недееспособно. Даже при наличии денег на санацию экономики оно не имеет представления, куда их вливать. Предлагаемые варианты - один хуже другого. При сохранении текущего положения дел ситуация не имеет тенденции к разрешению.

Без принятия экстренных мер по выведению экономики из кризиса Украине грозит государственный крах, а ее народу - неисчислимые бедствия, которые в настоящий момент даже трудно предвидеть.

Развал инфраструктуры, обнищание населения, рост уличной преступности и бандитизма, возрождение организованной преступности, природные и промышленные катастрофы и эпидемии - лишь небольшая часть угроз, которые могут стать реальностью уже с весны 2009 года.

Ситуация "перепроизводства клептократии" не может длиться долго, и должна привести либо к "войне клептократов" и их взаимному уничтожению, либо к отторжению обществом клептократии в целом - к революции.

В стране исподволь складывается классическая революционная ситуация: верхи уже не могут управлять по-старому (пусть даже они еще этого не осознают), а наступление ситуации, когда низы не захотят жить в рамках старой политической системы, уже не за горами. Призрак новой революции уже бродит по Украине. Фактически, революционная ситуация может быть спровоцирована в любой момент.

Политический истеблишмент, как и вся страна, стоит на краю пропасти и балансирует между двумя вариантами развития событий: "умерить аппетиты и действовать в национальных интересах" или "потерять все". Если кому-то кажется, что ситуация разрешится сама по себе и "все обойдется", то за эту ошибку истеблишменту придется дорого заплатить.

В настоящее время категорически необходимым является выполнение хотя бы двух первоочередных мер, которые способны на данном этапе приостановить дальнейшее сползание Украины в кризис:

  • РЕСТРУКТУРИЗИРОВАТЬ БЮДЖЕТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И ВОССТАНОВИТЬ ДОВЕРИЕ К БЮДЖЕТУ.
    Сейчас госучреждения избавляются от бюджетных обязательств: договора не оплачиваются, торги отменяются. Это приведет к тяжелым последствиям, поскольку доверие к бюджету - единственный актив, которым еще располагает государство.
    При отсутствии доверия к бюджету государственные расходы значительно возрастут, а возможности государства к гибкому маневру будут сведены на нет. Существующие бюджетные обязательства не могут отменяться - их нужно любым образом отсрочить или реструктуризировать.
  • ПРИОСТАНОВИТЬ ЧЛЕНСТВО УКРАИНЫ В ВТО И НЕМЕДЛЕННО ВОССТАНОВИТЬ ТАМОЖЕННО-ТАРИФНУЮ ПОЛИТИКУ И ПРОЦЕДУРЫ ПО СОСТОЯНИЮ НА 1 ЯНВАРЯ 2008 ГОДА.
    Это остановит падение национального производства, уменьшит торговый дисбаланс, укрепит национальную валюту, повысит доходы бюджета, восстановит рабочие места, повысит покупательную способность населения и создаст устойчивые предпосылки к оздоровлению экономики.

Необходимо сделать акцент на слове ПРОЦЕДУРЫ. Согласно данным ВТО, на 2005 год в Украине только 13% ставок таможенных тарифов превышали требуемые ВТО, тогда как 80% соответствовали требованиям, а 7% были даже ниже. Уровень протекционизма в Украине даже до вступления в ВТО был ниже, чем, например, в США, ЕЭС и Японии.

Отсюда ясно, что основным "протектором" украинской экономики были не таможенные тарифы, а процедуры. Именно упрощение процедуры импорта привело к обвальному падению рынка, и именно процедуры проще всего восстановить для того, чтобы компенсировать падение.

Это, конечно, несовершенное решение, но оно единственное, принимая во внимание удручающий непрофессионализм нашего правительства и таможенной службы. Оптимальным решением, естественно, был бы рациональный таможенный тариф, но на его создание действующее украинское правительство неспособно.

Как уже указано выше, существующий кризис обусловлен не самим фактом вступления в ВТО, а тем, как это было сделано. Само членство Украины в ВТО не вызывает возражений; более того, оно необходимо и неизбежно.

Категорически неприемлемо поспешное вступление в ВТО. Эта всемирная организация, построенная на принципе консенсуса, по необходимости предоставляет странам-участницам широкие возможности для защиты своего внутреннего рынка. В рамки ВТО вписываются даже такие откровенно протекционистские экономики, как японская.

К сожалению, необходимым условием использования этих возможностей является профессионализм правительства и его действие в национальных интересах. ВТО создана в 1995 г., но Китай, например, вступил в нее только в 2001 г., а Саудовская Аравия - в 2005.

В России работа по вступлению в ВТО идет с 1995 г., за это время проведена масса независимых экспертиз. Россияне точно просчитали суммы выгоды и убытков от вступления в ВТО, и пока этот баланс не сходится, Россия не спешит с присоединением, несмотря на получение официального приглашения вступить в ВТО.

Украинское правительство бросилось в ВТО, подобно папуасам, которые так же бросались к европейским кораблям за стеклянными бусами. Перед вступлением в ВТО в Украине не проводился ни независимый анализ его условий и последствий, ни общественные дискуссии по этому вопросу.

Риски и последствия были не только не просчитаны, но даже не оценены. Кажется, что наши президент и парламент были озабочены лишь одним: как бы протиснуться в ВТО вперед России и утереть нос северному соседу. Протиснулись, и что?

Именно нынешний политический истеблишмент несет ответственность за провал экономической политики государства и нынешний кризис; он является сущностью кризиса, и поэтому не способен вывести из него государство; он подлежит полной замене как обанкротившийся, неэффективный и опасный для государства и народа.

Никакие меры по спасению Украины невозможны в рамках существующей политической системы. Однако у Украины нет ни времени, ни средств на выборы: может случиться, что к моменту, когда они закончатся, спасать будет уже нечего.

Данная статья отвечает на вопрос КТО ВИНОВАТ. Ответ на вопрос ЧТО ДЕЛАТЬ не входит в задачу данной статьи. Об этом позднее.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!