Українська правда
Економічна правда

Навіщо була потрібна приватизація?

Володимир Ларцев, для ЕП — Четвер, 14 лютого 2013, 10:21
Фото Михайла Марківа

Відновлення Мінпромполітики означає, що держава за рахунок платників податків буде утримувати орган, який лобіюватиме інтереси олігархічного капіталу. Навіщо тоді було віддавати за безцінь держпідприємства, якщо вони, перейшовши в приватні руки, знову вимагають пільг, дотацій та інших форм держпідтримки? (Рос.)

Воссоздание Министерства промышленной политики и назначение его главой председателя правления Южного горно-обогатительного комбината Михаила Короленко продемонстрировало не только истинное отношение власти к проводимой ею админреформе, но и к управлению госактивами в целом.

А еще оно показало, что Ринат Ахметов по-прежнему стремится контролировать управление промышленностью страны.

Доказывать близость нового министра промполитики к богатейшему человеку Украины не приходится. До своего назначения министром, с 2004 по 2013 Короленко находился на руководящих должностях на Центральном горнообагатительном комбинате, Северном ГОКе, в "Метинвестхолдинге" и Южном ГОКе.

Минпромполитики возродилось из мертвых, и заменило "не сыгравший" проект Госагентства по управлению государственными корпоративными правами и имуществом.

А Короленко сменил не оправдавшего надежды Дмитрия Колесникова. В 2010 году планировалось, что Агентство станет монопольным управляющим всеми государственными предприятиями.

В случае успеха, Колесников стал бы мегавлиятельным человеком, потому что он забрал бы под себя все структуры, которые находятся в управлении других министерств и Фонда госимущества.

Нет сомнений, что эти огромные полномочия могли быть использованы в интересах непосредственно группы СКМ. Например, для скупки интересующих предприятий по заниженной стоимости, скупки имущества ликвидируемых структур или для заключения односторонне выгодных контрактов с предприятиями группы Ахметова и его бизнес-партнера Вадима Новинского.

Однако на пути усиления Колесникова встали другие влиятельные люди. В частности, это был первый вице-премьер и министр экономики Андрей Клюев. А в Верховной Раде всячески тормозилось принятие профильного закона, который утвердил бы монополию Агентства на управление госимуществом.

И вот, с воссозданием Минпромполитики предпринята вторая попытка поставить под контроль госсектор экономики.

Почему власть вернула министерство?

Государственное агентство по управлению государственными корпоративными правами и имуществом (ГАУГКПИ) было сформировано на базе Минпромполитики. Основанием для этого стал указ президента от 9 декабря 2010 года "Об оптимизации системы центральных органов исполнительной власти".

Изначально, функции Госагенства оказались обрезанными. Ряд полномочий Минпромполитики были переданы в ведение Минэкономразвития и Минприроды.

Почему же власть возвращается к тому варианту, с которого начинала?

Тем более, что в марте 2012 года глава ГАУГКПИ Дмитрий Колесников заявил, что его ведомство планирует из 347 госпредприятий, которые находятся в его управлении, передать 63 на приватизацию и 180 ликвидировать. В результате оно намеревалось оставить под своей юрисдикцией лишь 104 предприятия.

Возникает вопрос: зачем расширять функции агенства до уровня министерства, если объем решаемых задач уменьшается более чем в 3,5 раза?

Фото wikipedia.org

Ответ на эти вопросы может крыться в факте, который получил огласку лишь недавно.

В начале февраля 2013 года пресс-служба Счетной палаты сообщила о результатах проверки главным контрольным органом страны системы управления госимуществом Украины. В нем отмечается: "Существующая ситуация с управлением госимуществом не соответствует потребностям экономики".

За этим небольшим утверждением стоит вопиющий факт, выявленный в ходе проверки. Оказалось, что после ликвидации Минпромполитики оно не передало в управление ни созданному агентству, ни ФГИ более тысячи госпредприятий. Они стали ничьими, два года работая на "карман" своих директоров.

Неужели власть осознала просчеты в своей деятельности и решила путем воссоздания усовершенствованного Министерства промышленной политики кардинально повысить эффективность управления государственными корпоративными правами и имуществом?

Возможно, отчасти и так. Но не только поэтому.

Проект под названием ГАУГКПИ так и не сработал. Ни в чьих интересах.

Минпромполитики вчера и сегодня

Давайте проанализируем, какие функции выполнял этот орган исполнительной власти ранее, и какие может выполнять сегодня.

Министерство промышленности было создано в феврале 1992 года на базе госкомитетов по металлургии и химии. Оборонные и машиностроительные предприятия объединили в Министерство машиностроения, ВПК и конверсии.

Их первоочередной задачей стал перевод промышленных предприятий из союзной собственности в собственность Украины.

С 1993 года по 1997 год под крыло Минпрома сначала перешла деревообрабатывающая промышленность, затем легкая, добыча и переработка золота, предприятия Минмашпрома, ВПК и конверсии.

После кризиса 1998 года Минпром как управленческий рудимент был ликвидирован в рамках административной реформы Леонида Кучмы.

Однако в 2001 году, после назначения на пост премьера главы Украинского союза промышленников и предпринимателей Анатолия Кинаха, оно, несколько изменив свое название, было реанимировано. В таком качестве Минпромполитики существовало до 9 декабря 2010 года, вплоть до его ликвидации Януковичем.

С самого начала своего создания Минпромполитики его основными функциями было управление госпредприятиями и выбивание госдотаций отдельным отраслям - металлургии, авиапрому, химикам, кораблестроителям - путем разработки многочисленных лоббистских программ их развития.

Фото weekly.ua

Благодаря усилиям ведомства в 1997-1999 годах беспрецедентные льготы получило СП "АвтоЗАЗ - Daewoo". В 1999-2001 годах был реализован эксперимент в ГМК, в ходе которого предприятия отрасли под предлогом необходимости модернизации основных средств получили льготы по налогообложению.

Первое предприятие почило в бозе, не было и модернизации ГОКов и метзаводов. Зато значительно увеличились капиталы нарождавшихся украинских олигархов.

Кроме того, Минпромполитики под предлогом повышения эффективности управления госпредприятий активно лоббировало процесс создания на их базе холдингов и профильных объединений.

Как показывали дальнейшие события, все это делалось не ради декларируемой цели, а для теневой приватизации объектов, не подлежащих разгосударствлению.

Однако история существования Минпромполитики является лишь одним из фрагментов общей картины подозрительного нежелания высших должностных лиц сформировать эффективную систему управления промышленными госактивами.

Дело в том, что подобную функцию выполнял и выполняет Фонд госимущества.

Более того, первоначально планировалось, что именно ФГИ будет управлять всеми госпредприятиями Украины, постепенно готовя их к приватизации.

Однако, как выяснилось по результатам 1992 года, фонд физически не справлялся с одновременным решением двух задач: развертыванием процессов приватизации и налаживанием системы управления промышленными активами.

Поэтому последнюю задачу сначала распределили по профильным министерствам, а затем создали Министерство промышленности.

Фонду госимущества оставили в управление предприятия, которые передавались для приватизации, а также те, которые уже прошли этапы акционирования и льготной подписки - размещения акций среди членов трудового коллектива.

Скандальная кончина Госинвеста

Однако на этом процесс "совершенствования" управлением госсобственностью не завершился. Якобы для улучшения ситуации в вопросах управления корпоративными правами государства в конце 1995 года была создана кредитно-инвестиционная компания "Госинвест".

Предполагалось, что до 15 января 1997 года в уставный фонд компании будут переданы пакеты акции Николаевского глиноземного завода, Одесского припортового завода, "Эксимнефтепродукта", "Укрнефти", "Укргазпрома",

Запорожского алюминиевого комбината, Запорожского завода ферросплавов, концерна "Ориана", Мариупольского меткомбината им. Ильича и "Азовстали".

Фото bidla.net

Всего - на 395 млн грн. Однако этим планам не суждено было сбыться из-за принятия Верховной радой закона о программе приватизации на 1997 год, который запретил передавать госпакеты акций в уставные фонды компаний.

В 1997 году компания решила усилить свое участие в приватизации. "Госинвест" стала главным консультантом и идеологом создания СП "АвтоЗАЗ-Дэу". Последнее просуществовало до 2000 года, когда обиженная украинской властью южнокорейская компания вышла из СП.

Ее 50-процентная доля через год была продана по дешевке, еще и с привлечением льготного кредита Укрэксимбанка, Тариэлу Васадзе.

Последним всплеском деловой активности "Госинвеста" стал 1998 год.

Согласно решению Кабмина размер уставного фонда компании был определен в размере 400 млн грн. Кроме акций, он должен был формироваться за счет передачи векселей предприятий, имеющих бюджетные долги, и за счет денег. На начало 1998 года были переданы в полном объеме только деньги - 3 млн грн.

С приходом в ФГИ в 1997 году Владимира Ланового возобновился процесс наполнения уставного капитала за счет передачи госпакетов акций. За июль 1998 года "Госинвесту" были переданы акции нескольких НПЗ, машиностроительных и автомобилестроительных предприятий - всего около десяти объектов.

Наиболее ценным приобретением оказался пакет акций Национальной акционерной страховой компании "Оранта" - 56,4%.

Несмотря на эти подвижки, "Госинвест" потеряла возможность укрепить свое положение после неудачи, постигшей ее проект "29-й сертификатный аукцион", который она проводила с Минпромполитики в лице госпредприятия "Финпром".

Идея была проста: из выпущенных в обращение 300 млн компенсационных сертификатов гражданами было использовано только около 50 млн. Остальные 230 млн шт были переданы правительственными решениями в распоряжение "Финпрому" - 210 млн шт - и "Госинвесту" - 20 млн шт.

Если "Финпром" в самом деле не имел никакого отношения к компенсационным сертификатам, и их передача ему была чистой воды нарушением логики и закона, то "Госинвест" почти на законных основаниях мог воспользоваться КС, которые номинально находились в распоряжении контролируемой им компании "Оранта".

Фонду госимущества предписывалось провести один, но очень большой аукцион за КС. На него предполагалось выставить крупные пакеты - до 25% уставных фондов Харцызского трубного завода, меткомбината "Азовсталь" им. Ильича, НПО им. Фрунзе, "Росавы", "Мотор-сичи".

Таріел Васадзе 

Однако в последний момент, в августе 1998 года, Верховная рада приостановила проведение злосчастного аукциона до ноября, чтобы выяснить его законность.

В первой половине 1999 года в воздухе еще витал призрак "29 аукциона", но по мере того как сертификатная приватизация отходила в историю, а ФГИ учился продавать акции за деньги, вероятность его проведения таяла с каждым днем. В начале 2000 года президент Кучма подписал указ о ликвидации "Госинвеста".

Неудачный эксперимент

Виктор Янукович и те, кто его надоумил, не были первыми, кому в голову пришла идея создания некоего специального агентства по управлению государственным имуществом.

Указами президента Леонида Кучмы в 1998 году было создано Национальное агентство Украины по управлению государственными корпоративными правами.

Для размежевания функций управления государственными корпоративными правами и приватизации, Фонд госимущества должен был передать агентству часть своих специалистов и более 6 тыс пакетов акций, которыми руководил до этого.

С момента создания агентства резко усилился процесс, который, по меткому выражению Юрия Еханурова, получил название "приватизация менеджмента".

Весомые, а иногда и контрольные госпакеты акций привлекательных предприятий были переданы или готовились к передаче в управление негосударственным коммерческим структурам и даже физлицам на безальтернативной основе.

Первой ласточкой оказалось Калушское предприятие "Ориана", 50% + 1 акция которого были переданы в октябре 1998 году в управление украинско-канадскому СП "Шелтон". Это стало началом банкротства этого крупнейшего и высокодоходного при СССР нефтехимического концерна.

Затем "Украинскому кредитному банку" были переданы пакеты трех облэнерго. А в 1999 году ФГИ передал в управление тому же банку госпакет ОАО "Запорожский завод ферросплавов". Примерно тогда же контрольный госпакет "Запорожстали" перешел в управление от физического уполномоченного лица к юридическому.

За первый год своего существования Нацагенство ухитрилось погрязнуть в многочисленных коррупционных скандалах. Вот один из примеров.

В 1998 году правительство подписало договор с МВФ о продаже Крымского содового завода. Уже когда определили советника, который должен был этим заниматься, выяснилось, что агентство передало завод в управление Укрсоцбанку. Представители МВФ выразили по этому поводу недоумение.

Решением Кабмина в конце 1999 года Национальное агентство по управлению государственными корпоративными правами было ликвидировано. Все его функции и объекты были возвращены ФГИ.

Фото ark.gov.ua

Холдинги и ГАКи

Еще одной формой управления государственной собственностью, получившей активное распространение в Украине в 1995-2000 годах, стало создание Государственных акционерных и холдинговых компаний.

По декларируемому замыслу они были призваны облегчить Фонду госимущества и Минпромполитике управление госсобственностью.

Однако практика 1995-2001 годов показала, что такая эффективная во всем мире форма хозяйствования, как холдинговая компания, в Украине стала лишь завуалированной попыткой опосредованного завладения госимуществом или присвоения себе ренты в результате его хозяйственной эксплуатации.

По состоянию на 1 мая 2001, в реестр ФГИ было включено 29 государственных холдинговых компаний - ХК - и государственных акционерных компаний - ГАК, в состав которых вошло или должно было войти 325 пакетов акций ОАО. В них было сосредоточено имущества на 10 млрд грн.

За 2000 год прибыль получили только шесть компаний. В госбюджет ХК и их дочерние предприятия перечислили всего 212,5 тыс грн дивидендов.

Проведенный в 2000 году Межведомственной рабочей комиссией анализ выявил, что контроль за ГАК и холдингами утрачен и в центре, и на местах. В результате, началось неконтролируемое государством теневое отчуждение их имущества.

Именно так произошло с ХК "Укрнефтепродукт", где 50% + 1 акция принадлежали ФГИ. В конце 2000 года из госсобственности были отчуждены контрольные пакеты акций переданных этой компании трех стратегически важных предприятий - "Эксимнефтепродукт", "Крымнефтепродукт" и "Киевнефтепродукт".

Первое предприятие - это фактически Одесский нефтетранспортный терминал.

Критическая ситуация сложилась и с ГАК "Украинские полиметаллы", которая продала через ПФТС акции Орджоникидзевского, Марганецкого и Полтавского горно-обогатительных комбинатов. Этими пакетами ГАК управляла от имени государства и не имела права продавать их без санкции ФГИ.

Подобное произошло в ГАК "Укррудпром", лизинговой компании "Украгромашинвест", ГАХК "Укрпапирпром", ГАК "Укрвидав полиграфия", ГАХК "Артем", НАК "Надра Украины", ГАК "Укрмедпром", "Укрпромавтошинремонт".

Реформаторы Семенюк и Тимошенко

Новый вклад в совершенствование процесса управления госактивами попыталась внести Валентина Семенюк, которая в мае 2005 года была назначена главой ФГИ. Благодаря ее многолетним усилиям, в сентябре 2006 года Верховная рада приняла закон "Об управлении объектами государственной собственности".

Валентина Семенюк. Фото tsn.ua

Этот закон более четко разграничивал полномочия между Кабмином и другими органами управления, сужая возможности теневого отчуждения госимущества. Однако он не смог принципиально изменить ситуацию в данном вопросе.

Кроме того, социалистка Семенюк, постоянно произнося зажигательные речи о необходимости соблюдения государственных интересов и подборе кадров по профессиональным признакам, не особо демонстрировала это на практике.

За три года ее работы были заменены на социалистов или близких к ним людей большинство руководителей крупных заводов, фабрик, комбинатов и учреждений, которыми на то время управляло приватизационное ведомство.

Примеры - назначение генеральным директором ОАО "Турбоатом" первого секретаря Харьковского обкома СПУ главы наблюдательного совета Мегабанка Виктора Субботина и назначение сначала президентом "Энергоатома", а затем генеральным директором концерна "Укратомпром" на то время социалиста Андрея Деркача - сына главы СБУ времен президентства Леонида Кучмы.

Первый до прихода на "Турбоатом" никогда ранее не работал не только в машиностроительной отрасли, но и в производственной сфере. А опыт второго в атомной энергетике ограничивался получением образования в Харьковском высшем военном командно-инженерном училище ракетных войск.

Не могла обойти своим вниманием проблему повышения качества управления государственными активами и Юлия Тимошенко. Она сосредоточилась на разработке нормативно-правовой базы для конкурсного отбора и материальной мотивации эффективного менеджмента на госпредприятиях.

Такой жестко регламентированный контрактами подход, в общем-то, разумен. Однако дальше деклараций и подготовки многочисленных проектов нормативно-законодательных документов Тимошенко не пошла.

В конце 2008 года она сумела выдавить с должности председателя ФГИ Семенюк и назначить на этот пост Дмитрия Парфененко. Заместителем председателя ФГИ, отвечающим за корпоративное управление, был назначен Сергей Бухаленков.

Главной задачей Бухаленкова стала замена руководителей предприятий, которые находились в управлении приватизационным ведомством, на приближенных к БЮТ людей, аккумулирование с их помощью средств для нужд партии и усиления, с прицелом на президентские выборы, влияния на трудовые коллективы.

В то время ходили интересные слухи о "прайсе" на нужное назначение. Например, плата только за назначение на должность руководителя предприятия с долей государства якобы колебалась от 50 до 500 тыс долл, в зависимости от размеров, финансовой ликвидности АО и степени участия должностных лиц ФГИ в принятии кадрового решения.

Вероятно, это только слухи, которые могли запускаться в интересах политической борьбы.

Фото 24.ua

Лоббист олигархического капитала

Многочисленные факты указывают на то, что система управления государственными активами в Украине была изначально ориентирована на теневой передел госсобственности. Со временем этот процесс достиг высшей степени "совершенства".

Официальные цели приватизации - поиск эффективного собственника, привлечение инвестиций для модернизации основных средств, освобождение государства от затрат на их содержание и получение доходов в бюджет.

Однако Виктор Янукович за несколько дней до назначения руководителем Минпромполитики Михаила Короленко поручил премьеру создать рабочую группу по вопросу предоставления поддержки предприятиям ГМК.

А поскольку большая часть предприятий ГМК находится под контролем Рината Ахметова, на которого работал Короленко, нетрудно представить себе выводы рабочей группы.

Химики в лице бизнесмена Дмитрия Фирташа также рады реанимации Минпрома, который поможет им получить льготные цены на газ для производства минеральных удобрений и господдержку титановой отрасли.

Машиностроителям необходимо от Минпромполитики получение госзаказа и создание условий, при которых отечественные предприятия получат преимущества в тендерах, если оборудование закупается на госсредства.

Возникает закономерный вопрос: зачем было отдавать фактически за бесценок государственные предприятия, если они, перейдя в руки частного капитала, снова требуют льгот, дотаций и других форм господдержки?

Иначе говоря, воссоздание Минпромполитики означает, что государство за счет средств налогоплательщиков намерено содержать орган, который будет лоббировать интересы олигархического капитала.

Подытожив, можно с уверенностью констатировать: в сферах приватизации и управления государственным имуществом в Украине наблюдается полная кланово-олигархическая идиллия.

Владимир Ларцев, экс советник председателя Фонда госимущества, директор Центра антиолигархической политики

© 2005-2017, Економічна правда. Використання матеріалів сайту лише за умови посилання (для інтернет-видань - гіперпосилання) на "Економічну правду".

"Всі матеріали, які розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна". Назва агентства "Інтерфакс-Україна" при цьому має бути оформлена як гіперпосилання.

Матеріали з позначкою PROMOTED, СПЕЦПРОЕКТ, ЗА ПІДТРИМКИ публікуються на правах реклами.