Мирний атом: без стратегії і всупереч владі

Мирний атом: без стратегії і всупереч владі

Понеділок, 24 грудня 2012, 14:14 -
Ситуація роздробленості українського атома влаштовує Росію, яка вже пізнала смак скупки українських підприємств. Йдеться про проектні інститути, краматорську "Енергомашспецсталь", очікуване придбання "Турбоатома". (Рос.)

Правительство Николая Азарова атомную энергетику не любит, и примеров тому множество.

Чиновники срезают миллиардные инвестпрограммы в тарифе на электроэнергию НАЭК "Энергоатом", срывают сроки внесения Украиной своей доли в уставный фонд завода по производству ядерного топлива, затягивают переговоры с Россией по кредитованию достройки Хмельницкой АЭС, игнорируют позицию атомщиков в ходе разработки законопроекта по реформе энергорынка.

Причины нелюбви донецкой власти к "мирному атому" понять можно.

С одной стороны, нельзя повышать заниженную цену киловатт-часа для населения, чтобы не навредить политическому имиджу Виктора Януковича и Партии регионов.

С другой стороны, нужно поддерживать в тарифных тисках рентабельность тепловой генерации, две третьих которой принадлежит Ринату Ахметову, дотировать монопольно-льготный экспорт электроэнергии "Дтэк", оплачивать сооружение дорогих солнечных электростанций Андрея Клюева, да и затратные неэффективные ТЭЦ от сети не отключишь - они население греют.

В целом в энергорынке многим и много чего нужно - на всех ценового пирога не хватит. Госбюджетные средства тоже ограничены. А поскольку ресурс АЭС вроде как более прочный, чем тепловых, в правительстве решили финансировать атомную отрасль по остаточному принципу. Атомщики, мол, подождут.

Ждать осталось недолго

Между тем ресурс ядерной энергетики, которая производит 47% электричества в стране, тоже не вечен. Уже в конце 2012 года заканчивается проектный срок эксплуатации первого энергоблока Южно-украинской АЭС.

Далее, до 2020 года, пойдут по цепочке еще восемь энергоблоков-"тысячников" (ВВЭР-1000) из тринадцати действующих, опытом продления эксплуатации которых Украина пока не располагает. Средств на проведение соответствующих подготовительных работ тоже нет.

При этом ни у Госинспекции ядерного регулирования - ГИЯРУ, которая работает под чутким надзором МАГАТЭ, ни у "Энергоатома" нет никакой уверенности, что процесс перевода ВВЭР в сверхпроектный режим эксплуатации пройдет гладко.

Если программа продления ядерного ресурса на каком-то из блоков даст сбой, угроза отключений электричества из-за дефицита пригодных к работе генерирующих мощностей в стране может возникнуть гораздо раньше прогнозируемого экспертами 2017 года.

Особенно если учесть черепашьи темпы достройки третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС, которые вряд будут построены к 2017 году.

Продление ресурса действующих атомных энергоблоков - не единственное больное место, о котором из года в год безуспешно заявляют атомщики.

Существуют еще проблемы нецелевого использования государством средств из Фонда снятия энергоблоков с эксплуатации и Фонда по обращению с радиоактивными отходами.

Фото topicnews.net

Не решается проблема 6-миллиардной кредиторской задолженности "Энергоатома" и угрозы банкротства предприятия, если парламент не продлит мораторий на банкротство энергокомпаний.

При этом сама НАЭК продолжает привлекать кредиты на текущую операционную деятельность и выполнение программ по повышению ядерной безопасности.

Непонятно также, как быть с диверсификационным проектом внедрения на АЭС ядерного топлива американской Westinghouse, на котором "Энергоатом" летом 2012 года понес 175 млн долл убытков из-за деформации тепловыделяющих сборок ТВС-W и вынужденного простоя энергоблоков Южно-украинской АЭС.

И как совместить дальнейшую возможную закупку американских топливных кассет со строительством собственного завода по производству ядерного топлива? Дело в том, что сама идея диверсификации в атомной энергетике содержит три составляющих: геополитическую, экономическую и технологическую.

С геополитикой в случае с Westinghouse все понятно. Нужна ли диверсификация поставок ядерного топлива? Нужна, потому что любой эксклюзивный поставщик - "Росатом" или Westinghouse - рано или поздно начинает диктовать свои условия, а значит - действовать в ущерб интересам Украины.

Одновременно следует думать, как быть с экономическим и технологическим аспектами. Условно - как корректно совместить изначально разные реакторы производства СССР и сборки производства США.

Правда, непонятно, как быть с идеей диверсификации в случае с "Росатом". Как известно, доля Украины в российско-украинском СП по фабрикации ядерного топлива составляет 50%+1 акция. Доля России - 50%-1 акция.

То есть украинская сторона самостоятельно принимать решения без партнера не сможет. При этом сама лицензия на изготовление ТВС будет передана СП, а не государству Украина. Где же здесь диверсификация?

Зачем нужны АЭС

Правительственная неадекватность в поведении с ядерной отраслью - явление крайне опасное. Атомная энергетика - единственный сегмент украинского ТЭКа, который обеспечивает относительную конкурентоспособность экономики.

У страны нет достаточного количества легкодоступных углеводородов, как в России, нет изобилия водных ресурсов, как в Канаде или Норвегии, и нет качественного угля, который добывается карьерным способом, как в США.

Сегодня ни одна страна в мире, кроме Украины, не добывает уголь со средней толщиной пласта 1,2 метра на средней глубине залегания 800 метров и в шахтах, 90% которых опасны по выбросам метана.

Если добавить к сказанному сверхкритический износ технологически отсталой и экологически непригодной тепловой генерации, которая производит 40% электроэнергии в стране, нетрудно заключить, что Украина не имеет естественных конкурентных преимуществ в энергетической сфере.

Ценовая доступность электроэнергии в стране поддерживается исключительно за счет атомной энергетики, которая продает киловатт-час по 21 коп, тогда как тепловая - по 59 коп, ветровая - по 1,22 грн, солнечная - по 5,05 грн.

Безусловно, 21 коп для атомщиков - мало. По мнению президента Украинского ядерного общества Владимира Бронникова, для полного счастья "Энергоатому" нужно 40 коп. Однако "полное счастье" можно сократить, тем более, что в системе НАЭК есть на чем. К тому же 40 коп - это все равно не 1,22 грн и не 5,05 грн.

Возможно, причерноморские степи и являются аэродинамической трубой, как утверждают лоббисты гарантированного государством "зеленого" энергобизнеса. Вот только чтобы достичь уровня производства ветровой электроэнергии, как в Германии, Украине придется научиться попутно производить Мерседесы и Порше.

Иначе вряд ли украинские граждане согласятся платить за электроэнергию такую же цену, как немцы. Впрочем, у самих немцев с "зеленой" энергетикой тоже не все гладко - BASF и Bayer уже заявили об угрозе потери конкурентоспособности из-за высоких энерготарифов.

Ядерный ренессанс

Необходимость строить новые АЭС в Украине, а не консервировать действующие - это не выдумка лоббистов ядерной отрасли, как хотят представить картину "зеленые". Это объективный общемировой процесс. Несмотря на Чернобыль и Фукусиму, мир от ядерной отрасли не отвернулся.

По оценкам МАГАТЭ, которое врать не любит, к 2030 году ожидается рост мировых атомных мощностей на 25% по минимальной оценке и на 50% - по максимальной.

Сейчас на планете работает 437 реакторов в 30 странах общей мощностью 371 гигаватт. При этом строится еще 64 реактора. При оптимистическом сценарии к 2030 году может быть построено реакторов, с учетом замещения выбывающих, общей мощностью 400-450 гигаватт.

Почему мир строит ядерные энергоблоки? Потому что согласно прогнозам мировых экспертных организаций к 2050 году потребление энергии на земном шаре может вырасти в три раза.

Фото svoboda.org

По словам академика Российской академии наук Николая Пономарева-Степного, в связи с этим возникает "риск образования зоны неудовлетворенного спроса", который приведет к дестабилизации мира.

Стабилизировать мировое сообщество способна атомная энергетика, ресурс которой, как утверждал президент Национальной академии наук Украины Борис Патон, равномерно рассредоточен по всей планете, в отличие от ресурсов органического топлива.

Всплеск реакторостроения открывает широкие экономические и технологические перспективы перед Украиной. Речь идет о возможности полноценной загрузки отечественного ядерно-промышленного комплекса, включая предприятия ядерного топливного цикла - ЯТЦ - и энергетического машиностроения.

Только в России на разных этапах сооружения находятся десять энергоблоков. "Росатом" имеет контракты на строительство 19 блоков за рубежом. Общий объем заказов у россиян на ближайшее десятилетие составляет 50 млрд долл.

Для реализации амбициозных проектов "Росатом" по принципу пылесоса уже начал втягивать в свои производственные планы энергомашиностроительные комплексы стран бывшего СЭВ, в частности, предприятия Чехии и Венгрии. Не обойдет этот интеграционный процесс и Украину.

Раздробленность украинского атома

Да, Украина полным ходом летит в объятия России, из которых, по правде говоря, никогда и не вырывались.

Всего раз Украина попыталась вести самостоятельную ядерную политику, заигрывая с Westinghouse, и на первом же опыте обожглась.

ГИЯРУ ведет расследование инцидента со сборками, которое, видимо, никогда не закончится, чтобы не бросать тень на американских партнеров. Это на руку россиянам - у них с дороги убрали единственного полноценного конкурента.

Украина вынуждена будет играть по правилам, которые диктует Москва. Это можно называть "интеграцией", хотя это сильная форма зависимости.

Единственная свобода маневра, которая есть у Украины, - это возможность интегрироваться как можно выгоднее для себя. Можно отдельными специалистами, контрактами и предприятиями, как это происходит сейчас.

А можно - на основе заключения межгосударственных соглашений и формирования межотраслевых объединений с максимальной выгодой для экономики. То есть либо мы руководим процессом, либо процесс управляет нами.

Фото ukurier.gov.ua

Последний вариант предполагает сильную руку государства. К сожалению, развитие ядерной отрасли в Украине пущено на самотек. Отсутствие должного внимания к нуждам атома со стороны правительства дополняется раздробленностью самих участников отрасли.

В стране отсутствует какое-либо объединение предприятий атомной генерации, ЯТЦ и энергетического машиностроения на государственно-управленческом или корпоративном уровнях. Единую атомную энергопромышленную политику и стратегию генерировать некому.

Руководителям правительственного топливно-энергетического блока не до этого -- им нужно обеспечивать максимальную загрузку шахт, а также заниматься творческим освоением миллиардных бюджетных средств на закупку буровых вышек и морских платформ под флагом борьбы с газпромовским монополизмом.

Похоже, ситуация раздробленности украинского атома устраивает и Россию, которая уже познала вкус скупки украинских предприятий. Речь идет об отечественных проектных институтах, краматорском ОАО "Энергомашспецсталь", сумском "СЭЛМИ", ожидаемой покупке харьковского "Турбоатома".

Можно, конечно, во всем положиться на "старшего брата" - пусть теперь развитием предприятий отечественного ядерного энергопромышленного комплекса и их интеграцией в мировой рынок руководят из Москвы.

Однако вырабатывать за Украину ее собственную стратегию развития ядерной отрасли, которой сейчас почти нет, Россия уж точно не будет. Вернее, Москва, возможно, на эту роль охотно согласится, но стоит ли?

Может, свое присутствие в атоме обозначит Киев? Ведь он все-таки обладает в ядерной сфере мощными научно-исследовательским, опытно-конструкторским, строительно-монтажным, сырьевым и производственным комплексами.

От того, насколько успешно Украина интегрирует свой атомный потенциал в мировой рынок, зависит, сохранит ли она способность генерировать собственные энергетические технологии или превратится в покупателя технологий чужих.

Реклама:
powered by lun.ua